Н.А. Шлемова. Возвращение метафизики в русскую ментальность

Symbol philosophy

 Метафизический дискурс отечественной философии второй половины XX века связал древнюю традицию размышлений о Боге, мире и человеке с тенденцией рационального осмысления оснований духовности в социокультурном, мотивационно-психологическом и историческом ключе.

 Реконструкция метафизики в мировой философии Новейшего времени – не просто «реакция» на «интеллектуальную энтропию» квазирационализма, но и внутренняя закономерность рефлексии философии над самой собой, своими объектом и предметом.   В этом смысле русская метафизика ставит перед собой качественные задачи определенного типа, связанные с разработкой синтетических форм философствования – как рациональных, так и внерациональных, религиозно-мистических, эстетических. Метафизика духа – центральная проблема философского учения о бытии и человеке, способ реализации верующего разума, предметная область этого типа философской рефлексии.

 Русская метафизика всегда представляла собой попытку воспроизвести универсальные смыслы философствования, близкие креативным параметрам живого человеческого знания, которые не ограничиваются функциональной (идеологической, например) и логической стороной знания, требованием рационально-дискурсивной организации текста, установкой философского критицизма. В этом контексте русская метафизическая традиция направлена на возвращение человека к своему истоку – образу живого человека в живом и одухотворенном мире.

  Отличительная черта метафизического дискурса во второй половине XX в. – его связь с православной метафизикой и с мировой эзотерической традицией, переработанной в соответствии с архетипами русского философствования (всеединством, соборностью, софиологией).

  Само понятие «эзотерический» впервые вводит в философский оборот Пифагор, означая «внутреннее», «сокровенное» знание, не лежащее на поверхности, в противоположность «экзотерическому» — популярному знанию. Когда Пифагор исследовал небо и небесные сферы (при отсутствии специальных инструментов наблюдения), его представления, конечно, были для других эзотерическими. В Новое время эзотерические знания, получаемые в измененном состоянии сознания (транс, медитация и др.) становились оборотной стороной философской гносеологии и науки, являясь источником интуиции и вдохновения ученых. Особенно это касалось исследования «запредельных» областей макро — и микромира. Так, метафизика заявляла о своем праве считаться не только философской методологией, но и научной.

  К ХХ в. симбиоз эзотерики и науки проявил себя исключительно в тех направлениях, которые тяготели к целостному, комплексному и ценностному объяснению мира – в космологии, всемирной истории и антропологии. Русская философия оказалась очень чуткой к синтезу философии, науки и религии, сделав также попытку связать духовные ценности Востока и Запада. Это направление стало главным для философского творчества Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерихов, создавших учение «Агни Йоги», или «Живой Этики».

  Учение Живой Этики, сложившееся в 1924-1938гг. прошлого столетия, принадлежит к памятникам философской мысли. В нашем веке оно уже включено в состав Новой философской энциклопедии (ИФ РАН, 2001), активно входит в научный оборот (в Москве и России многократно проходили международные научно-практические конференции, посвященные проблемам нравственной философии «Живой Этики»). Как культурно-философский феномен «Живая Этика» трансформировала опыт двух мировых религий: буддизма и христианства, сокровенную мудрость Востока и передовые научные достижения Запада. Живая Этика представляет собой своеобразный вариант системы познания профетического типа, синтезирующей в себе научную и вненаучную познавательные практики и претендующей на статус новой единой космопланетарной мировоззренческой парадигмы, указывая пути выхода из мирового системного цивилизационного кризиса.

   Универсальная философия антропокосмизма, представленная в Живой Этике, стоящая на принципах универсального эволюционизма, вполне может составить в будущем универсальную парадигму (или методологию) гуманитарного исследования. И представляет собой одно из оснований новой научно-философской картины мира, её метафизический модус или вектор.

 Отдельно стоит метафизика Даниила Леонидовича Андреева – русского мыслителя-мистика, визионера и пророка, «исследователя запредельного», поэта и большого знатока Отечественной и мировой истории, автора книги-откровения «Роза Мира» (1958). Над ней он работал в течение своего десятилетнего пребывания во Владимирской тюрьме  в годы сталинских репрессий.   Д. Андрееву свойственно особое чувство истории как живого потока, нашего мира как кальки трансфизической реальности, многослойности бытия: видимого и невидимого.

   Согласно Д. Андрееву, вся земная история есть борьба демонического и провиденциального начал, о том же говорил и Владимир Соловьев в метафизическом трактате «София», диалог второй: Космический и исторический процесс – как схватка сил Демиурга, или Логоса, и Духа хаоса, или Сатаны, божественных и антибожественных сил.

                                                                     Литература:

  1. Евлампиев И.И. История русской метафизики в XIX – XX веках. Русская философия в поисках абсолюта. В 2-х частях. СПб.: Алетейя, 2000. 415с.
  2. Зорина Е.В. Русская метафизика и эзотерическая традиция. ХХ век. Йошкар-Ола: Марийский гос. ун-т, 2000. 320с.

    Symbol philosophy

О плагине Наталья Шлемова

Автобиографическое читать здесь: https://proza.ru/2018/12/18/1050. + Вместо предисловия: http://www.proza.ru/2017/06/16/1454 ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *