Юрий Избачков. Война и рериховское движение

Куда делись решительные протесты рериховской общественности? Где сбор подписей и хождение по соседям и школам? Где громкие петиции и волны писем? — Сдаётся мне, что все эти воздыхания насчёт антивоенной деятельности рериховцев было простым сотрясанием воздуха, напыщенным фуфлогонством. Мы с Фёдором не призываем протестовать. В нынешней ситуации это бесполезно. Вам по башке дадут, а потом еще 15 суток. Но опубликовать на сайте заявление даже не с громким протестом, а с выражением озабоченности — на это современные рериховцы не способны. Понимаю. С возрастом ссыкливости меньше не становится. #нетвойне #Рерих #пактРериха #рериховскоедвижение
**********************************************************************************************************
От редакции
Впервые сегодня прослушала это заявление юриста Юрия Избачкова, получив ссылку на ролик.
Только однажды мы столкнулись с автором в публичном пространстве по известной теме, см.: https://proza.ru/2019/07/16/1391 (Защита имени Елены Ивановны Рерих). 
Лично с Юрием мы не знакомы, однако, за данное выступление и его позицию в главном вопросе: войны и мира, — я жму Юрию руку! Благодарю Вас, сударь! Вы сказали именно то, о чем я уже не раз говорила в ЖЕЗ в лицо представителям РД (Рериховского движения) и Теософии в России.
Они так «невинно» Зло с Добром перепутали, что поддержали СВО, точнее, кровавую бойню! Посему, к Духовности представители РД и ТО РФ никакого отношения НЕ имеют — все, кто публично не выразил свою позицию ПРОТИВ войны!
И Теософское общество России и РД сегодня — это такой суррогат…о котором даже говорить не хочется…время и силы на них…тратить.
 
Все, подписавшиеся под буквой Z, — на стороне Тьмы (кормят с руки Велгу — Демона Смерти, крови!). 
Они уже осуждены Вселенской Кармой. Ом
Наталья Шлемова, 14.07.22, Москва
Мир сущему!  АУМ
**********************************************************************************************************
Дополнение

UPD: 11.12.2023

Управление верховного комиссара ООН по правам человека публикует свои данные о потерях среди мирного населения Украины. В ноябре 2023 года число убитых увеличилось на 103 человека, среди них 1 ребёнок. Раненых стало больше на 358 человек, среди них 16 детей.

ООН считает, что реальные цифры могут быть выше. Здесь вы найдете их полное объяснение, почему приводится именно это число погибших и раненых: https://ukraine.un.org/en/254943-protection-civilians..

Эти жертвы на совести России: путинского фашистского режима. Карма!..

***************************************************

Елена Рерих. Записи. Тетрадь 7м. 1953 г. Стр. 19.

«Украина хранит ядро лучшего русского народа, и Киев носил название Матери русских городов. Ярослав Мудрый оявился в Киеве, и [Урусвати], конечно, оявилась тогда с Ним. Украина − исконная Русь, и не отойдет, но оявится на еще большем единении с Россией» …

********************************************************************************************************

UPD: 26.02.2024

Гибель изумрудного города. Дина Петрова – о нескончаемой войне


У нас на Петроградской в домах в основном газовые колонки – хлопотно, конечно, зато воду летом не отключают. Когда наша колонка сломалась, мастер вытащил из нее диковинную деталь – латунный змеевик размером с небольшую кастрюлю – и заменил, поскольку она текла. Эта штука оказалась такой причудливой конфигурации, что мы ее не выбросили, а поставили на подоконник в качестве объекта современного искусства. Однажды утром, выйдя на кухню, мы со старшим сыном обнаружили на столе сложенный вдвое тетрадный листок с единственным словом – большими буквами, синей шариковой ручкой: ВОЙНА. Это младший сын нам оставил, убегая в университет.

Этот листок мы повесили на нашего латунного монстра. Так он там с тех пор и висит. Наша семья разрушена, жизнь разбита, и каждый раз, глядя из своего далека в пространство своей кухни, знакомое до сантиметра, я вижу этот листок. И думаю о том дне, когда смогу его снять – своей рукой.

Сколько всего было за эти два года – и первый шок, и ужас, и дикий, разъедающий стыд за то, что творит твоя страна, а ты ничего не можешь сделать, и передачи в ментовку старшему сыну, отсидевшему 9 суток за антивоенную акцию, и толпы на Верхнем Ларсе, и надежды первого военного лета, когда Украина наступала, а потом – гадкое, ползучее чувство, что ее предают, не давая оружия, но вынуждая наступать снова, – классическая перемежающаяся лихорадка от надежды к отчаянию и наконец – к тяжелому, мутному ощущению, что все это надолго, надолго, и холодный спазм где-то в солнечном сплетении: а доживем ли?

Не знаю. Никто не знает. А теперь вот и Авдеевка пала, и наши заводы раскочегарились и день и ночь клепают смерть, и конца этому не видно.

что же останется от Украины, если так будет продолжаться еще год, два, три – сколько?

И как много при этом появилось в мире жителей Изумрудного города, глядящих вокруг через зеленые очки: главная проблема – климат, воевать больше не будем, самая страшная угроза – не кроется ли в улыбке твоего коллеги призрак харассмента. И не то чтобы эти прекрасные люди даже сейчас вдруг резко сняли очки и увидели себя в лесу Людоеда, где они на самом деле и находятся, но все-таки процесс пошел, хоть и медленно.

Разбитая российская военная техника

СМОТРИ ТАКЖЕ

«Два года ужасного конца». Рунет о годовщине российской агрессии

 

Даже себе боюсь это говорить – невыносимо страшно за Украину. Каждый день гибнет два, три человека, пять, семь, двадцать – и это только мирных жителей, каждый день российские ракеты разрушают дома, магазины, школы, через каждые несколько месяцев новый город превращается в груду закопченных камней и пепла. Невыносимо. И политологи начинают объяснять, что Запад, вообще-то, Украине ничего не обещал и раз не получилось сразу, то надолго никто не подписывался. И хочется рвать и метать – а что ж вы сразу-то как надо не помогли, сколько бы жизней сохранилось! Невыносимо. Я боюсь задавать себе вопрос: что же останется от Украины, если так будет продолжаться еще год, два, три – сколько?

Фронтовики – те, настоящие – недаром говорили, какая это подлая вещь, война.

Вообще, слово «подлость» – ключевое. Наш Изумрудный город явно захватила злая Гингема, она кривляется, колдует все виртуозней, насылает беду за бедой, и единственный, кто ее не боялся, кто мог бы когда-нибудь плеснуть на нее воды, чтобы она зашипела и испарилась, – убит.

Гибель Алексея Навального – это тоже война. Спецоперация, на сей раз удавшаяся. Несут, несут Леше цветы – день за днем, по всей России. Не для Леши несут – для себя – видят друг друга, понимают, как их много. Но и кремлевская тьма их тоже видит – и винтит, и бьет, и глумится, и деловито сметает цветы в черные трупные пакеты. Молчаливые фигуры уборщиков с мешками похожи на термитов – говорят, они могут выгрызать предметы изнутри: вот стоит шкаф, с виду целый, или дом, а ткнешь пальцем – и рассыплется на щепочки, потому что – пустой.

Война – великий ускоритель процессов, идущих в человеке, коллайдер души

Черные тоже выедают изнутри нашу жизнь, лишают ее смысла. И людей выедают до полной пустоты, как дементоры в “Гарри Поттере”, и вот уже ходят ролики – танцует какая-то молодежь, издевательски скандируя: “Оторвался тромб! Оторвался тромб!” Этих уже съели.

Война – великий ускоритель процессов, идущих в человеке, коллайдер души. Чистая светится еще ярче, темная – темнеет, затягивая в свою черную дыру и других.

Я смотрю ежедневную хронику: в Купянске горят жилые дома, в Славянске разбита очередная школа, и так каждый день – кто-то погиб под завалами, на кого-то упал обломок ракеты. На днях в Харькове после атаки наших дронов заживо сгорела целая семья – отец, мать и трое детей, мама с детьми пыталась спастись в ванной, прижимала к себе малыша, так и погибли. Это не вмещается в сознании – и то, что после этого, во время этого – мы все так же спокойно ходим по улицам.

Я стою на службе, пою вместе со всеми “Со святыми упокой” – по Алексею Навальному – и думаю не только о нем, но и о тех людях, которые сейчас отбывают арест за то, что положили цветы в его память. И о петербургском священнике Григории Михнове-Вайтенко, которого задержали возле дома, когда он собирался к Соловецкому камню отслужить панихиду. И я понимаю, что я уже не та, что была два года назад – тогда во мне кипел ужас, казалось, что я сплю, а теперь я бодрствую как никогда, и во мне кипит ненависть.

А еще один итог черного двухлетия – простота мудрецов. Как же мы верили – хотели верить! – всему светлому сонму экономистов и политологов, что санкции сейчас придушат плохих и зло издохнет, барахтаясь на земле и исходя кровавой пеной. Мудрецы тоже оказались жителями Изумрудного города – их зеленые очки не дали им оглянуться на все, что не влезало в их картинку.

Я вообще думаю, что эта война произошла исключительно из-за зеленых очков – по каким бы причинам их ни напяливали: из-за денег или из-за любимых идей. Идейное гнездышко – самая неприступная крепость: когда-то из нее невозможно было вытащить коммуниста, веровавшего в лучезарность сталинского курса, а сегодня – левака, верующего в антиколониальный дискурс и орущего: “Палестина от реки до моря!”, не зная, ни где это море, ни где эта река, или розового пацифиста, уверенного, что войны – это атавизм и недоразумение. До войны я думала, что большинство людей живут в реальности, – это был мой Изумрудный город, и сегодня он разрушен: люди живут в комфортных для них идеях, и когда их пытаются оттуда вытащить, ожесточенно кричат: я в домике! И чем больше тусовка, тем крепче домик.

Уникальность Алексея Навального еще и в том, что он ориентировался на реальность, не делал, например, вид, что в стране нет национальной проблемы, сколько бы чистенькие яблочки ни зажимали нос – фи! Нос зажать можно, но проблема-то никуда не денется.

Между тем у нас появились новые кладоискатели. Говорят, если найдешь обломки хорошей ракеты и выковыряешь из них уйму всяких дорогих сплавов, вплоть до золота, то на одной ракете можно заработать миллиона два рублей: парочку находок – вот тебе и квартира. Как говорится, всюду жизнь.

“Генерал! Мы так долго сидим в грязи, / что король червей загодя ликует”, – писал Бродский в “Письме генералу Z”, “На смерть, на смерть держи равненье”, – писал Александр Введенский. Вот на нее и держит равненье кремлевский карлик. Как же хочется выйти из строя – всей страной. И снять наконец проклятый листок в клетку, висящий на нашей кухне.

Дина Петрова – журналист

Этот текст был впервые опубликован на странице проекта Север.Реалии

Высказанные в рубрике «Блоги» точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

https://d34mou7zom6kkl.cloudfront.net/a/gibelj-izumrudnogo-goroda-dina-petrova-o-neskonchaemoy-voyne/32836046.html — сайт Радио Свобода

16 комментариев

  1. P.S. Наглядная картина качества человеческого материала в современном нам РД отражена в том числе в данной публикации:
    © Наталья Анатольевна Шлемова. МАСОНСТВО в России и универсальная Эзотерическая Традиция
    (в контексте процессов в современном Рериховском движении России, январь 2010 г.): https://proza.ru/2014/02/06/1766 (или данная публикация см. в ЖЕЗ).

      • P.S. Очевидно, неслучайно мне иногда навстречу выпрыгивают видеоролики на ютуб-канале Юрия Избачкова, в котором он безустали сражается с Рерихами и РД.
        Юрий, а нельзя энергию на Благие дела потратить?!..))
        или Вам так хорошо платит Рыбак и Минкульт, что Вы отрабатываете, с перехлестами, в свойственной Вам хамской манере.

        Насколько мне известно, от сведущих лиц, в 2017 году директор Гос. Музея Востока в Москве, А. Седов (см. https://portal-kultura.ru/articles/exhibitions/333950-direktor-muzeya-vostoka-aleksandr-sedov-interes-k-vostoku-yavlenie-postoyannoe/), откровенно НЕ любящий Учение Агни Йоги и Наследие Рерихов, нанял за большие деньги экспертов ПО ДИСКРЕДИТАЦИИ УЧЕНИЯ ЖИВАЯ ЭТИКА, ИЛИ АГНИ ЙОГА. Они должны были доказать общественности, что это — «секточка» и несостоятельная, на их взгляд, этическая философия. Война эта идет давно…со времен основания МЦР в 1991 году.
        Так вот, я думаю, Юрий Избачков именно эти деньги отрабатывает — тявкает безустали на великие Имена. Одержимость очернительством! Это уже переросло в диагноз?, да, Юрий?.. облик даже бабочка не спасает.))

        Наталья Шлемова, 16.08.22

  2. Григорий Явлинский в эфире ютуб-канала «И Грянул Грэм» отвечает на вопросы ведущего и зрителей о том, какой сейчас выход есть у Путина, как противостоять пропаганде и верит ли он в то, что Россия когда-нибудь отдаст Крым? — https://www.youtube.com/watch?v=XsLnMIEtmOI&t=8s (12.07.22)

  3. Вот две ссылки по цифрам к публикации выше, где число жертв среди мирного населения от СВО на Украине за период с 24 февраля по 11 июля 2022г. зарегистрировано ООН.

    1. https://iz.ru/1298773/nikolai-kuprianskii/gorkii-schet-za-vosem-let-voennykh-deistvii-na-donbasse-pogibli-tysiachi-mirnykh-zhitelei

    2. Был ли геноцид: статистика гибели жителей Донбасса в 2014-2021 годах: https://sysblok.ru/society/byl-li-genocid-statistika-gibeli-zhitelej-donbassa-v-2014-2021-godah/

  4. Мой, более чем тридцатилетний, опыт показывает — на РД ставить нельзя, «рериховцы» — самая гнилая категория, от фанатов ничего хорошего никогда не ждите! Никчемны. Умных нет. И быть не может… да. ((
    Они, прикоснувшись однажды к Учению, вообразили себя «избранными», но только безосновательно! Мыльные пузыри лопнули от важности.

    НАШ

  5. Забегающие сюда отметиться — гавкнуть эрдешники: вы абсолютно никому не интересны, у вас нет ни собственных мыслей, ни языка, ни стиля, ничего, кроме тупой злобы/зависти на тех, кто светит. Ваш уровень — это плинтус. Ваша совесть плачет в канаве. ((
    Вас не спасти!.. темные существа. Нет светимости!
    Все ваши плевки… вернутся к вам.

    НЕ ПРЕСТУПИ! Ом ⚔️

    НАШ

    https://proza.ru/2017/04/04/1503

    • Проблема РД не только в том, что оно очень больно, а в том, что оно этого не осознает принципиально. Как и российское общество в целом.

      • Владимир Пастухов: «Война в Украине – рак, дающий метастазы по миру»
        4 февраля 2024
        Сергей Медведев/Радио Свобода

        Сегодня наш специальный гость – Владимир Пастухов, политический философ, политолог. Мы записываем вторую часть большого разговора, который у нас с ним происходит регулярно, по меньшей мере раз в год.

        Сергей Медведев: Сейчас мы пытаемся понять итоги 2023 года и с опасением заглянуть в 2024-й. Я ориентируюсь на опасения в вашем телеграм-канале по поводу того, что Запад, похоже, не готов додавливать Россию, Запад в каком-то смысле слил Украину. Можно ли сказать, что на Западе боятся поражения Путина еще больше, чем поражения Киева, что Россия по-прежнему остается для Запада значимым игроком в международных отношениях даже в своем нынешнем квазифашистском состоянии? Запад не может всерьез воспринять ту угрозу третьей мировой войны, которую, как кажется, представляет Владимир Путин?

        Владимир Пастухов: Ошибочно воспринимать ситуацию с Западом так, как будто бы он изначально давал кому-то какие-то авансы. Очень многие люди в России (и это в первую очередь касается либеральной западноориентированной оппозиции) и очень многие люди в Украине как бы автоматом приписали Западу желание помочь, построить демократию в России, защитить Украину.

        То, что Украина не оказалась поглощенной Россией с ходу, – это для Запада еще больший сюрприз, чем для Путина
        В реальности Запад никогда глубоко не вписывался в эти процессы. Запад вписывался только в свои собственные интересы и на каждом этапе взвешивал этот баланс плюсов и минусов. На момент начала этой войны Запад, в принципе, собирался Украину отдать. Источники приписывают немцам классическую фразу: безусловно, поражение Украины было бы страшной катастрофой для Европы, но если этого не избежать, то лучше, если бы это произошло быстро. Это миф, четко отражающий реальность, которая потом стала развиваться. Если говорить о том, что произошло потом, то Украина – такой self made герой Запада, потому что Украина за первые две недели войны сделала себя сама, создала ту новую реальность, к которой на самом деле никто на Западе не был готов. Все играли в большую геополитическую игру, постоянно пересчитывали ядерные боеголовки в рюкзаке дядюшки Путина, считали: что там будет – Украину займет, что дальше? Вдруг возникла такая неожиданная ситуация. То, что Украина не оказалась поглощенной Россией с ходу, – это для Запада еще больший сюрприз, чем для Путина.

        Украина демонстрирует абсолютно героические возможности, и Запад как бы вписывается. Мы все-таки если не «люди леса», то люди обширных пространств, где вообще нет страсти к формальности, у нас все душевные порывы. Поэтому мы никогда не слышим формального языка, оттенков: как это сказано, что имелось в виду. Нам все время кажется, что если тебя похлопали по плечу, то тебе уже всё пообещали, а за этим ничего не стоит. Для того чтобы что-то пообещать, должен быть контракт, 10 юристов, 20 экспертов.

        Сергей Медведев: Но разве Запад не понимает, что в его же интересах разгром России, обеспечение полной безопасности Украины и предотвращение сползания к третьей мировой войне?

        Владимир Пастухов: Вы сейчас высказали только одну точку зрения, которой придерживается отнюдь не большинство на Западе, там есть разные точки зрения на этот предмет. Например, в Вашингтоне я часто слышу прямо противоположную точку зрения: что распад России был бы очередной величайшей катастрофой. Он автоматически привел бы к тому, что значительная часть стала бы гигантской дополнительной ресурсной базой для Китая, а это тоже никому не надо. Китай рассматривается как главный геополитический противник США в этом новом мире. Плюс все боятся Афганистана величиной с одну седьмую часть суши. Плюс все боятся гигантской гражданской войны с применением или без оружия массового уничтожения. В конечном счете все поверили в «человека леса или дикого поля», которого мы обсуждали.

        В отличие от Кирилла Рогова, который верит в наличие в России разных нарративов, у меня такое впечатление, что многие западные элиты под впечатлением двух-трех, а может быть, и двадцати последних лет пришли к выводу, что никаких других людей в России, кроме людей этого «дикого поля», на самом деле просто не существует. Потому что все, которые там были, уже съехали на Запад, а если там остались одни «люди дикого поля», то ими должен управлять и дикий атаман, а лучшего дикого атамана, который есть, просто не сыщешь.

        Есть игры разума, а есть игры его отсутствия
        Сергей Медведев: Условно говоря, Дугин сформировал мышление Запада о России. Не случайно он такая частая фигура в различных западных нарративах о России.

        Владимир Пастухов: На самом деле влияние Дугина и в России значительно шире его формального ареала обитания. При наличии у него телеграм-канала где-то с 70 тысячами подписчиков его реальное влияние на политические процессы очень велико. Некую пассионарную часть его философии Кремль у него спёр, при этом сам он остается где-то на периферии, потому что все морщатся – конечно, солидные люди вроде Кириенко.

        Сергей Медведев: Он работает на подсознании. Проблема все равно в любом случае в том, что Россия, как однажды написал Борис Гройс, – это подсознание Запада. Это территория страхов, родовой травмы, когда Запад формировал свою идентичность на противостоянии с Россией и с турками. И вот из этого подсознания вылезает бородатый мужик, тот самый «человек леса», представителем которого является бородатый Дугин, и Запад охотно во все это верит.

        Владимир Пастухов: Получается, что Запад сам является подсознанием России, – это же дорога с двусторонним движением. Кроме того, учитывая раскол русского подсознания, его шизофреноидность в некотором смысле слова, это влияние Запада на подсознание России выражается в двух крайних формах. Одна форма – это фобия, для других это, наоборот, предмет платонической любви.

        Запад на самом деле не понимает это как экзистенциальный вызов, а понимает скорее как такое хорошее соревнование, Олимпийские игры. До определенного момента он был готов вкладываться в Украину, но как в стартап. На каком-то этапе инвесторы сказали: нулевая фаза прошла, покажите первые результаты, сделайте хотя бы хорошее контрнаступление или наступление. Они не показывают те результаты, на которые рассчитывали. Значит, надо пересмотреть план финансирования.

        Сергей Медведев: Это не напоминает 30-е годы, то, что происходило с Гитлером?

        Владимир Пастухов: Это очень напоминает 30-е годы. Я просто боюсь, что есть игры разума, а есть игры его отсутствия. Поэтому мы сейчас наблюдаем альтернативную историю: а что было бы, если бы в этом споре победил не Черчилль, а Чемберлен?

        Сергей Медведев: Не значит ли это, что нас ждет новый Мюнхен, сепаратное соглашение России и Запада по Украине?

        До определенного момента Запад был готов вкладываться в Украину, но как в стартап
        Владимир Пастухов: Логика подсказывает мне, что сейчас самый момент для сепаратного соглашения между Россией и США, именно такой сепаратный мир в духе «17 мгновений весны», встречи Вольфа с Даллесом. Я уверен, что эти встречи на самом деле идут, просто они сейчас проходят в какой-нибудь Катарской Швейцарии. Это прежде всего обусловлено тем, что обе стороны сейчас переживают момент, когда головокружение от успехов прошло и начинается головная боль от неуспехов. И Россия, и Запад не достигли таких крайних целей в этой борьбе. Понятно, что здесь болевая точка, можно, в принципе, давить на Зеленского, шантажировать его, дадут или не дадут. А интуиция мне говорит, что Украина вряд ли согласится с этим. Украина взорвала ситуацию в апреле 2022 года, и интуиция мне подсказывает, что она взорвет ее и на этот раз и попрет поперек логики.

        Сергей Медведев: То есть фактор Украины, фактор Зеленского может полностью переиграть весь тот опасный сценарий 2024 года?

        Владимир Пастухов: Зеленский сейчас в значительной степени под ударом и смотрится слабой фигурой на шахматной доске. В прошлой передаче меня спрашивали о победе Путина, о поражении Путина. Мы все время должны помнить, что при всем при том за этими лидерами стоят народы. И так же как нельзя атрибутировать только Путину все, что происходит, нельзя атрибутировать все происходящее исключительно Зеленскому. Потому что реально Зеленский выражает волю украинского народа к сопротивлению. Ставить крест на этой волне у меня лично пока нет оснований. Поэтому сюрпризы возможны даже тогда, когда кому-то, кто привык, как в шахматах, считать ходы, они кажутся невозможными.

        Сергей Медведев: Каждое столетие объявляется закат Запада, закат Европы. Мы видим, как рвется современный миропорядок: то, что происходит и в Персидском заливе с хуситами, и на Ближнем Востоке – с Израилем, насколько более волатильным сейчас становится Китай, фактор Трампа в США… Обрушился весь западный миропорядок, весь тот мир, конец истории последних почти 35 лет. Насколько в этой ситуации вообще возможно полагаться на Запад, на то, что он разрулит ситуацию в Украине?

        Владимир Пастухов: Крах того уникального, относительно ненасильственного мира, который сформировался в последние 35–40 лет, все-таки не может быть масштабирован как невиданный крах. Казалось, можно считать, что человечество перескочило на какие-то абсолютно новые рельсы своего развития, что дальше не будет всех этих знакомых адских пейзажей, всегда мелькавших за окном поезда, который везет человечество сквозь историю, а теперь будут совершенно другие пейзажи, радостные во всех смыслах этого слова. Это оказалось иллюзией – мы едем по тем же самым рельсам. Был хороший отстроенный участок, но теперь мы опять начинаем видеть все те ужасные пейзажи, которые столетиями мелькали за этими окнами: национализма, насилия, традиционализма, силы, которая зачастую диктует праву свою траекторию.

        Интуиция мне подсказывает, что Украина снова взорвет ситуацию и попрет поперек логики
        Проблема в том, что любые попытки рваться в будущее не спокойным медленным шагом, а прыжками, всегда наказуемы. Той передышкой, которую в силу ряда случайных обстоятельств история дала человечеству, человечество воспользовалось слишком эмоционально и попыталось буквально по всем параметрам шагнуть не в XXI век, а где-то в XXII, где-то – в XXIII.

        Сергей Медведев: Западный дискурс в связи с израильско-палестинским конфликтом, постколониальный дискурс, политкорректный, пацифистский, феминистский – выросло целое поколение, которое решило, что оно переехало в этот мир.

        Владимир Пастухов: Что оно уже едет по магнитной железной дороге Илона Маска. А оно все плетется, и некоторые еще едут даже по этой расширенной русской колее.

        Сергей Медведев: Кругом оказались и террористы ХАМАС, и террористы-хуситы, и русский «человек леса».

        Владимир Пастухов: Вдруг выяснилась страшная реальность: если ты хочешь выжить на этой дороге, ты должен вооружиться, достать револьвер, надеть ковбойскую шляпу и выставить дуло в окошко. Вдруг выясняется, что без этого тебя просто ограбят, разденут и выбросят в прериях, а поезд увезут. У полутора-двух поколений почему-то возникло убеждение, что можно обо всем договориться.

        Сергей Медведев: Демобилизованный Запад, а с другой стороны, мы видим мобилизацию разных сил и «осей зла». Возникает «ось зла»: Москва – Тегеран – хуситы, Москва – Тегеран – ХАМАС.

        Владимир Пастухов: Я сейчас вижу «ось» как аналогию с «осью» середины ХХ века: это все-таки Москва – Тегеран – Пекин.

        Сергей Медведев: Я здесь имею в виду тегеранские прокси.

        Владимир Пастухов: Прокси у каждого свои: у Владимира Владимировича – «Донецкая республика», у Китая есть свои прокси в Африке. Мы их еще пока не видим, но, поверьте, увидим. Мое ощущение на этот год связано с более широкой оценкой прошлого года: к огромному сожалению, то, что возникло между Россией и Украиной, – это была злокачественная опухоль. Ее пытались лечить как доброкачественную, но она была злокачественная. Итог прошлого года: вылечить, изолировать, удалить эту опухоль не удалось.

        То, что возникло между Россией и Украиной, – это злокачественная опухоль
        И дальше произошло то, что будет определять по крайней мере этот год, – метастазирование этой опухоли, возникшей именно в этом треугольнике. Она могла возникнуть в другом месте, но возникла между Россией и Украиной, в восточнославянском котле, и дальше она прыснула, первый метастаз ударил по Ближнему Востоку, сейчас второй – по Красному морю. Я думаю, что это системное заболевание и мы находимся на стадии, когда уже не будет работать никакое оперативное вмешательство. Мир подходит к рубежу, когда потребуется мощная всепланетарная химиотерапия. Пока прогноз на этот год – мы будем открывать все новые и новые злокачественные очаги. Это выпрыснулось наружу, и его уже не остановить.

        Сергей Медведев: Неожиданно – Венесуэла с попыткой аннексии. С хуситами – чего вы ожидаете: будет ли крупная наземная операция, новая война в Заливе, особенно учитывая предвыборные проблемы Байдена?

        Владимир Пастухов: Я не вижу внятного логичного выхода из этой ситуации. Есть три варианта. Первый вариант – это Иран сморгнет, и, думаю, все рассчитывают, что он доведет ситуацию до какой-то крайности, но не будет провоцировать серьезную субрегиональную войну. До как-то момента стороны будут действовать в надежде (знаете, как в фильме «В бой идут одни старики»), что Иран отвернет. Но лимит времени, связанный именно с тем, что это горловина всей международной торговли, очень ограничен. Эта игра в гляделки между США, Европой и Ираном не может продолжаться неограниченное время, типа год. Если Красное море будет заблокировано два-три месяца, то это может стриггерить довольно масштабный экономический кризис.

        Соответственно, придется принимать решение. Если невозможен первый вариант, что Иран самостоятельно сходит с дистанции, отпадает, то я не вижу альтернативы военному способу разрешения конфликта. Либо Запад должен поджать хвост, но тогда он должен поджать хвост глобально, и это спровоцирует как второй Афганистан, но гораздо круче, потому что Афганистан был все-таки глобальным явлением. То есть он подожмет хвост, абсолютно как в Афганистане, но уже просто так с поджатым хвостом ему уйти не дадут, и тогда это приведет к какому-то глобальному пересмотру. Западу придется согласиться с очень многими позициями: сюда войдет и Украина, и Тайвань – будет очень много такого, где Западу придется умыться.

        Сергей Медведев: И наступает тот самый постзападный мир, которого так вожделенно чаял Владимир Путин.

        Владимир Пастухов: Где-то должна произойти такая точка.

        Сергей Медведев: Это неизбежный сценарий – уход Запада с исторической сцены?

        Владимир Пастухов: Нет неизбежных сценариев. То, что мы имеем сейчас в России, было неизбежно детерминировано? Я считаю, что нет. Конечно, были счастливые варианты развития ситуации, при которых можно было иначе себя повести и Америке в 1991-м, и элитам в 1993-м, и совсем маленьким элитам в 1996-м; мы бы прошли, может быть, с теми или иными потерями. Для меня самый очевидный альтернативный сценарий, например, – это победа Зюганова в 1996 году: четыре-шесть лет отступления, но зато потом выздоровление.

        Злокачественная опухоль расширяется, а хорошего онколога я пока на горизонте не вижу
        Альтернатива была. Зададим вопрос: какова вероятность того варианта и того, который реализовался? Мой ответ простой: естественно, тот вариант, который реализовался, был в разы более вероятен. Так же с этим глобальным вопросом: какова вероятность того, что Запад сможет навязать свою волю, да еще на длительный период, отстрочить этот момент отступления, и стриггерит другой путь к мировому юниверсу, чем тот, который пытаются навязать Путин и Китай? Конечно, все равно будет глобализация, но она может пойти немного другим путем. Такая вероятность есть, но она менее вероятна, чем то, что Западу придется отступать, потому что он сейчас переживает довольно серьезный кризис.

        Но, я думаю, более возможно, что Запад не согласится с такой своей судьбой на этом этапе. Несмотря даже на очевидную слабость Байдена, тогда ему придется воевать. И здесь тоже есть три варианта. Первый вариант самый хороший – это не военная операция, а спецоперация, которая приводит к какому-то перевороту в Йемене, где локально устраняется верхушка правящего режима, такой, извините, ливийский сценарий, то есть превращение Северного Йемена в Южный. Два других – это югославский сценарий, то есть когда не 60 ракет сбросили, а два месяца коврового бомбометания, тогда пожмут друг другу руки Байден с Нетаньяху, и Путин их благословит. Наконец, третий сценарий – это все-таки наземная операция, но это самый плохой вариант, к тому же саудиты имели хороший опыт, сто тысяч убитых. Злокачественная опухоль расширяется, а хорошего онколога я пока на горизонте не вижу.

        Сергей Медведев: В прошлой программе мы говорили: мир стоит сейчас в 1942 году. Но вспомним, что за этой нерешенностью 1942 года наступил 1943-й – год Сталинграда, год Тегерана и год, когда мир решил наконец покончить с фашизмом.//https://d5ddwq9s0yvi2.cloudfront.net/a/vladimir-pastuhov-voyna-v-ukraine-rak-dayuschiy-metastazy-po-miru-/32803339.html

  6. 16:17 10.2.2024

    В результате российской атаки в Харькове пострадали 57 человек, сообщил мэр Игорь Терехов

    «Эти люди – жители улицы Котельной, которых вчера вечером Россия оставила без ничего: без домов, без документов, без денег, без личных вещей», – написал он.

    В результате российской атаки дронами ночью 10 февраля в Харькове возникло несколько крупных пожаров – 15 жилых частных домов сгорели дотла. Погибли семь человек. В одном из частных домов погибла целая семья: муж, жена и их трое детей: мальчики 7 месяцев, 4 и 7 лет. В другом доме погибли супруги: муж 66 лет и его 65-летняя жена.

    «Во время тревог родители с детьми прятались в подвале. Но на этот раз во двор ворвалось пламя. Когда семья побежала прятаться, у дома уже горели две машины и топливо. Все семеро оказались в ловушке. Предварительно установили, что старшие и младшие мальчики были у мамы. А средний Михаил всегда бегал за папой. Мужчина вероятно, потерял сознание первым, а малыш – забился в угол, сам в кухне. Там мы его и нашли», – написал руководитель следственного отдела полиции Харьковской области Сергей Болвинов.

    По его словам, тела сильно обгорели и для окончательных выводов понадобится ДНК-экспертиза.// https://d3hiklywcjs7an.cloudfront.net/a/hronika-voiny-v-ukraine/31715636.html — Сайт Радио Свобода, 10.02.24

    Каких укронацистов ищет путинский режим в русскоязычном Харькове?! Оправдания путинскому фашизму нет и быть не может!
    Страшно это. Позор — попустительствующим кровавым военным преступлениям молчанием! Вся Россия в ответе за эту сгоревшую заживо семью.

    НАШ ✝

  7. Сегодня, 12 февраля, отмечается День рождения Елены Ивановны Рерих, прирожденного философа-Метафизика, давшей (в соавторстве с Вл.М.: ) Учение Живая Этика, новую парадигму универсального Знания, космического энергетизма.

    Нет сомнения, что революционная и высоконравственная, абсолютно честная натура Елены Ивановны не прошла бы мимо преступлений сегодняшнего фашизма, распространяющегося с территории официальной Москвы… , она вступила бы с ним в борьбу, даже неравную! А как поступают ныне ее последователи и остались ли они у Нее после 24 Февраля?! …
    у меня нет положительного ответа на этот вопрос.

    С Днем рождения, одного из воплощений блистательной Урусвати! АУМ!Поклон.
    Люблю… бесконечно. Да.

    НАШ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *