Силезиус Ангелус. «ХЕРУВИМСКИЙ СТРАННИК» (духовные стихи)

Великие мистики в реалиях: Ангелус Силезиус

Влияние Ангела Силезского, наряду с влиянием Беме, испытал на себе немецкий романтизм. Все учение и творчество романтиков было проникнуто мистикой. Артур Шопенгауэр в своем главном произведении «Мир как воля и представление» называл Ангела «достойным восхищения и необозримо глубоким». Голливуд цитирует его стихи в современных блокбастерах.

Духовный стихотворец, теолог и немецкий мистик Ангел Силезский, или Ангелус Силезиус (Angelus Silesius), родился в декабре 1624 года в Бреслау (ныне Вроцлав). Настоящее его имя Иоханнес Шеффлер (Johannes Scheffler), но родившийся в Силезском крае, куда относился Бреслау, он, в соответствии с модой XVII века, взял себе латинизированное имя. Так он подписывал свои сочинения.

Об актуальности произведений Ангелуса Силезского говорит множество фактов. В числе его наследников числятся такие достижения культуры всего человечества, как немецкий романтизм и русская религиозная философия. Его труды переиздаются и переводятся на различные языки. В ремейке Мартина Скорсезе «Мыс страха» уголовник Макс Кади в исполнении Роберта де Ниро намеренно искажает строки Ангелуса Силезского: «Я как Господь, и Бог как я. Я настолько же велик, как Бог, и Бог настолько же мал, как я. Он не может быть выше меня, я не могу стоять ниже Него».

Точная дата его рождения неизвестна, но крестили будущего известного поэта эпохи барокко 25 декабря. Отец Иоханнеса, польский дворянин Станислав Шеффлер, из-за своих лютеранских убеждений вынужден был переехать из Кракова в Бреслау. В 1639 году Станислав скончался, а два года спустя умерла и его жена Мария Магдалена Хеннеман, которая была намного моложе своего супруга.

После окончания Елизаветинской гимназии в родном городе, Иоханнес с 1643 года учился в Страсбурге, Лейдене и Падуе и в 1648 году был возведен Падуанским университетом в степень доктора философии и медицины. Свои первые стихотворные опыты на латинском языке он предпринял, обучаясь в гимназии св. Елизаветы. Вышедшая из печати книга была посвящена его преподавателю риторики и поэтики Кристофу Кёлеру (Christoph Köler), который был другом и биографом немецкого поэта Мартина Опица, главы Первой Силезской поэтической школы и автора «Книги о немецком стихосложении».

С ноября 1649 года до конца 1652 года Шеффлер был лейб-медиком герцога Виттенбергского и Эльского Сильвия Нимрода. Медицинскую карьеру он закончил в 1663 году в звании придворного медика императорского двора в Вене, на эту должность он был назначен в 1654 году. Находясь на этой должности, 12 июня 1653 года в бреславской церкви св. Матфея поэт принял католичество и получил имя Ангелуса в честь испанского мистика Иоганна де Анхелиса (Johannes de Angelis).

В Вене Ангелус занимается практической мистикой. Практическая, или психологическая, мистика отличается от богословской. Это мистика личного опыта, собственного, внутреннего, интуитивного познания Бога, слияния с Ним. К числу подобных мистиков относятся отцы-пустынники и анахореты-отшельники. Мистиком был Франциск Ассизский, монахи-бегинки, испанская кармелитка Тереза Авильская, монахиня-бенедиктинка из Германии Хильдегарда Бингенская и многие другие.

Как отмечает переводчица Ангелуса Силезского на русский язык Н.О. Гучинская: «Личный мистический опыт, опыт «пути ко Христу», был, как правило, связан с экстазом, выходом из себя и потусторонним, незримым для других познанием Божественного (unio mystica)».

В 1653 году Ангелус написал сочинение, в котором в качестве побудительного мотива своего обращения из протестантизма в католицизм назвал кощунственный отказ от мистики (Theologiae Mystica), являющейся высшей христианской мудростью. В господствующем догматическом протестантизме он увидел идолопоклонство разума.

В феврале 1661 года Ангелуса приняли в орден миноритов, и 21 мая того же года он был посвящен в Нейсе в сан священника. Вернувшись в Бреслау, он получил титул и место гофмаршала при архиепископе Силезском, возглавлявшем в этой земле движение Контрреформации.

Силезий сам рьяно ратовал за возвращение в лоно римско-католической церкви, и, по свидетельству современников, во время одной из процессий он, надев терновый венок и взвалив себе на спину крест, в экстатическом подражании Христу прошел по улицам Бреслау, невзирая на насмешки протестантов.

Скончался Ангелус Силезский в Бреслау 9 июля 1677 года в монастыре св. Матфея, где и был похоронен.

Его перу принадлежит более 200 духовных стихотворений и несколько кратких нравоучений в стихах. Главное сочинение Ангелуса Силезского вышло в 1657 году под названием «Остроумные речения и вирши» (Geistreiche Sinn und Schlussreime), при втором издании в 1675 году оно получило ставшее знаменитым название «Херувимский странник» (Cherubinischer Wandersmann). В отличие от первого издания, в котором было пять книг, во втором появилась шестая, озаглавленная как «Приложение».//https://yandex.ru/turbo/nasledie.pravda.ru/s/1085537-angelus_silesius/

**************************************************

Эта книга — первый полный перевод на русский язык религиозно-поэтических афоризмов замечательного немецкого поэта и мистика XVII в. Ангела Силезского (Ангелуса Силезиуса), написанных александрийским стихом с парными рифмами, — явление, уникальное в немецкой поэзии: игра слов, параллельные конструкции, смысловые повторы и т. д. представляют собой настоящее языкотворчество.

Ангел Силезский (Йоханнес Шефлер, 1624—1677), врач по образованию, лютеранин по наследственному вероисповеданию, в 1654 г. под влиянием мистика Франкенберга перешел в католичество и в 1661 г. стал членом монашеского ордена францисканцев.

Католическая, а точнее внецерковная, мистика Ангела Силезского представляет собой отход от лютеранско-евангелической ортодоксии, связанный с непосредственной обращенностью к Богу, к интуитивному познанию мира. Лейтмотивом этого поиска служит формула «Бог — во мне и я — в Боге», что, безусловно, навеяно евангелической мистикой Иоанна Богослова.

Для всех интересующихся вопросами религиозной мистики и поэзии вообще знакомство с творчеством Ангела Силезского может быть полезным и в религиозном, и в поэтическом отношении.//Аннотация/ https://ekniga.org/poeziya/poeziya-prochee/211606-heruvimskiy-strannik.html

Книга бесплатно: angelus_silezius-kheruvimskij_strannik
*
Нашему Брату, Поклон и нежность сердца! Ом.
*****************************************************
Белоцветов Николай Николаевич (1892-1950)

Ангел Силезский (Переводы из И. Шеффлера)

Предисловие

Предлагаемые вниманию русского читателя стихи принадлежат перу одного из замечательнейших германских мистиков: Иоганну Шеффлеру.

Иоганн Шеффлер (1624-1677), по профессии врач, уже с детства проявлял поэтическое дарование. Влечение к мистике проснулось в нем в студенческие годы.

Особенно благоприятна для его развития была его дружба с мистиком Франкенбергом, через которого он близко познакомился с грудами Taулера, мейстера Экхарта, с натурфилософией Якова Беме и с розенкрейцерской книгой Валентина Андреа

Его занятия мистикой побудили его впоследствии отойти от сухого протестантизма и принять католичество.

Однако его страстное увлечение католической религией является лишь данью времени, а не выражением вечных сторон его духа. И не напрасно католическая церковь всячески открещивалась от его лучших творений, считая их по существу еретическими.

Мы имеем в виду сборник его знаменитых двустиший «Der Cherubinische Wandersmann» (Херувимский странник).

Именно с этой книгой мы и собираемся познакомить теперь русского читателя.

Глубокое мистическое мировоззрение нашего автора мы излагать здесь не будем.

В предлагаемых двустишиях читатель и сам найдет те цветы, из которых каждому предоставляется собрать букет по собственному вкусу.

Двустишия эти подобны трилистникам, только что сорванным с Елисейских полей: глубина мысли и художественность формы сочетается в них с огромным религиозным напряжением. В них чувствуется еще непосредственная связь с тем Духом, из которого в одинаковой мере черпает и философия, и искусство, и религия.

Прочтите любой богословский труд, посвященный подобным темам, и от всего обилия мыслей в памяти останется не более нескольких изречений, ибо и самое большое дерево имеет малые зерна.

Но верно и обратное: из самого малого зерна может возникнуть огромнейшее древо.

Такие зерна с древа собственной жизни и дает нам Ангел Силезский. Примите в себя эти зерна и они сами разрастутся в вас.

Переводы

* * *
В Тебе, Святая Троица,
И Сладостной, и Доброй,
В Тебе, я знаю, кроется Мой,
Троица, праобраз!
Всем сердцем я тебя люблю,
Всем голосом Тебя хвалю,
Зову Тебя и кличу:
Гряди в мое жилище!

* * *
Владей отныне, Бог-Отец,
Душой моей несмелой!
Сокрытый из нее ларец
И хижину соделай!
Прости рассеянность <мою>,
Что в ней Тебя не узнаю.
И ниспошли душе покой!
Живи в ней Ты, никто другой!

* * *
Бог-Сын, мой разум просвети
Своим премудрым светом!
Стихи я всё пишу… Прости,
Что суетен и в этом.
О, если б действовать мне впредь
В Тебе, Тебя бы лицезреть!
О, просвети меня, дабы,
Любя, в Тебе бы я пребыл!

* * *
Бог-Дух Святый! Любви Очаг!
Помощник мой и Кормчий!
В Тебе я волею зачат,
В Тебе Одном закончен!
Прости, что часто я желал
Соблазнов гибельных и зла
И освяти мой ум, дабы,
Любя любовь, Тебя любил!

* * *
Так, вся Святая Троица,
Веди меня отныне!
Дозволь в Отце покоиться
И в Духе мне и в Сыне!
Дозволь до окончанья дней
Пребыть мне на груди Твоей!
И в небе да раскроюсь я
В Тебе, Святая Троица!

* * *
Пред небом что земля! Пылинки не тяжеле!
И хочешь, чтоб на ней величье мы узрели!

* * *
Подумай только сам! В одном зерне горчишном
Дан образ всем вещам, как нижним, так и вышним!

* * *
С миротворенья дней, и в прошлом, и сегодня
Тварь ищет одного: - спокойствия Господня.

* * *
Тревожен ты, мой друг! Но то вина не Божья,
Не мира, и не зла! Ты сам в себе тревожен.

* * *
Связал тебя не мир! Ты сам свой мир, слепой!
Ты сам поработил себя, в себе, собой!

* * *
Мне морем этот мир! Дух Божий Кормчий мой.
И в теле, как в ладье, плывет душа домой.

* * *
Тих до основы будь, как то угодно Богу,
Дабы, как арфу, любовью сердце трогал.

* * *
Вы, люди, как орган! Ваш органист, Господь,
Свой Дух вдувает в вас, давая звукам плоть.

* * *
Не всё ль в тебе, Господь! Сам струны натянувши,
Играет и поет. Умолкни же и слушай!

* * *
Черт слышит только треск, нестройный рев и гром.
Тем легче тишине господствовать над злом.

* * *
Незрим за миром Бог. Но мир из глаза вынь-ка!
Он засорил твой взор. Пред Богом мир - песчинка.

* * *
Не сетуй, что на мир я больше не смотрю.
Мне некогда. Пойми! Я солнце лицезрю!

* * *
Начало для одних, конец сулит другим.
Рождайся в нас Христос! Адам, умри и сгинь!

* * *
Адама с Евою ты, грешник, не вини!
И сам соделал бы, когда бы ни они.

* * *
Что значит не грешить? Не спрашивай ты долго!
Подобен стань цветам, подобно им умолкнув.
Нет в розе ни "зачем", ни "почему".
Цветет и без сомнений, и без дум.

* * *
Та роза, что твое земное видит око,
Извечно цвела у Божьего истока.

* * *
Усердствуй, чтоб душа Премудрому внимала:
Насытит вдоволь Он, хоть вымолвит и мало.

* * *
Премудрость - что родник: чем больше пьешь от ней,
Тем больше струй благих, тем бьет она мощней.

* * *
Творца не укоряй! В Тебе самом исток!
Ключа не засоряй, чтоб вековечно тек.

* * *
У кладезя бытья усядется не каждый.
Усядется, друзья, лишь тот, в ком смолкнет жажда

* * *
И Бог, и черт, и тварь стучатся в грудь с усердстом,
Как дорог значит ларь, как родовито сердце!

* * *
Ты знаешь ли, где Бог престол Себе воздвигнул?
Там, где Он Своего в тебе рождает Сына.

* * *
Не я ль Господень храм! Лар, сердца моего,
Когда он чист и пуст, священнее всего.

* * *
Я - сам себе металл. Дух - огнь мой и очаг.
Тинктурой мне Христос, а все мирское - шлак.

* * *
Когда расплавлюсь я в Божественном огне,
Отпечатлеет Бог свой Облик и на мне.

* * *
Был человеком Бог. Кто Богом стать не хочет,
Тот смерть и Рождество Всевышнего порочит.

* * *
Голгофы крест от зол не сможет нас спасти,
Не захоти его мы в сердце возвести.

* * *
Будь в Вифлееме Бог раз тысячу рожден,
Но не в тебе, мой друг, ты все же осужден.

* * *
Христос и Первый и Последний Человек.
Всех созидает и объемлет всех.

* * *
Возлечь Христу на грудь, подобно Иоанну,
Не ранее смогу, чем Иоанном стану.

* * *
С тем и во мне Христос воинственность оставил.
Чтоб в битве с гневом рос мой Савл, как древле Павел.

* * *
Исчислить звездный сомн на ум тебе пришло?
Тщета! Один лишь Он звезд ведает число.

* * *
Быть фениксом хочу и в Господе сгореть
И с Ним уж никогда не разлучаться впредь.

* * *
Все золото в сундук сложил богач-мудрец.
Хранит богатства груз в душе своей скупец.

* * *
Выбрасывает в шквал моряк со шхуны кладь.
Так с кладью ли златой пред Богом устоять!

* * *
Когда богач при мне на нищету ворчит,
То верю я вполне, не верить нет причин!

* * *
Что мне премудрость, власть, искусство и богатство!
К Отцу вернуться бы, с Отцом бы мне остаться!

* * *
Все, все отдай! Возьмешь ты все обратно!
Отринь весь мир! Приобретешь стократно!

* * *
Мудрец уединен, вне шума и вне жизни.
Лишь в скорби с миром он, лишь с Богом он в отчизне.

* * *
Кто праведен и мудр, тот крепок, что утес:
Как буря ни бушуй, он прочно в недра врос.

* * *
Ты, грешник, что червяк: себе ты светишь лишь.
Ты, мудрый, что звезда пред Господом горишь.

* * *
Два человека в нас: один восходит в Боге,
Влечет второго прах, и смерть, и черт двурогий.

* * *
Люби Творца и тварь, но вольно, а скрижали
Мы предоставим злым, чтоб добрым подражали.

* * *
Все злобствуешь, гордец! Спасителя не кличь!
Ведь заклан для овец Он был, - не для козлищ.

* * *
Когда служитель зла молитвы воссылает,
Творцу его хвала ничуть не лучше лая.

* * *
Любовь телесная нас увлекает долу,
Любовь небесная возносит нас к Глаголу.

* * *
Любовь твоя кипит, что юное вино,
Побродит, постоит - очистится оно.

* * *
Нет! Никакой восторг и никакая радость
Тебя не превзойдут, любви небесной сладость!

* * *
Любовь божественна! Все живо лишь в любви!
Твое блаженство в ней! Живи же в ней, живи!

* * *
Ты серафической любви не ощутишь
Извне. Все тихо в ней… Она - покой и тишь.

* * *
Что - вера без любви! Что бочки гул пустой!
Гремит себе во всю! И все ж она - ничто.

* * *
Мне мнится, легче вам достигнуть славы звездной,
Чем опрометчиво, стремглав, спускаться в бездны.

* * *
Любовь твоя кипит, что юное вино,
Побродит, постоит, - очистится оно.

* * *
Как? Господа любя, ты ждешь себе награды!
Ужель любовь твоя себе так мало рада!

* * *
Коль Божьей благостью исполним жизнь свою,
Всего нам тягостней блаженствовать в раю.

* * *
Не Богу служишь ты! Себе ты служишь сам!
Молитвы и посты - что это небесам!

* * *
Тот, кто стучится в рай, да будет защищен.
Там встречен будешь, знай! - огнем ты и мечом!

* * *
Пока не обретешь младенческого сердца,
С детьми ты не пройдешь в то узенькое дверце.

* * *
Есть время! Действуй же, кто хочет быть спасен!
Прейдет и творчество с кончиною времен!

* * *
Не диво! Если ад покажется нам раем,
То горше, чем в аду, на небе мы страдаем.

* * *
Вперед, мой друг, иди! Опасно нам стоять!
Кто мешкает в пути, не движется ли вспять!

* * *
Не слишком забирай! К чему такая прыть!
Всей мудрости венец - не слишком мудрым быть!

* * *
Как солнце все стремит! Как пляшут все созвездья!
Ты в Целом хочешь быть? Пляши же с ними вместе!

* * *
Не для себя в миру свет солнечный и дождь.
Не для себя и ты путем своим идешь

* * *
Всех греет солнце, всех! - И холоднейший камень!
Не чувствуешь его? Так знай! - Ты бездыханен!

* * *
И шелковичный червь высоко возлетит.
Лишь ты покоишься, что в коконе, о, стыд!

* * *
Глаза свои раскрой! Отверсты небеса!
Ты слеп лишь оттого, что миром опился!

* * *
Не глуп ли человек, когда из лужи пьет
В то время, как фонтан в его же доме бьет!

* * *
Что перед миром Бог! - Ничто, иль Сверхничто!
Всё ставя ни во что, узришь Его исток.

* * *
Блага земли - навоз! Кто землю удобряя,
Их разбросает ниц, тот стоит урожая

* * *
О, выйди из себя! Ты сам - свой Вавилон!
В себе самом ты взят диаволом в полон.

* * *
Будь самоуглублен! За камнем мудрецов
В края земли чужой не засылай гонцов!

* * *
Мудрец, вкушающий безмолвье всеблагое,
Спокоен в действии и действенен в покое.

* * *
Когда я "А!" и "О!", страдая, восклицаю, -
Свидетель своего начала и конца я!

* * *
Кто с Ним соединен, того, о, смерть, не тронь!
Не то сойдет и Он в погибель и огонь.

* * *
Суди по существу! О смерти не забудь!
Случайность сгинет в ней. Останется лишь суть.

* * *
Не верю в смерть я, нет! Ведь мру я что ни час!
И все ж струится жизнь, победней каждый раз!

* * *
Та смерть прекрасней всех, в которой все таится,
Прекрасней всех та жизнь, что в смерти обновится.

* * *
Всего блаженней смерть! И чем она сильней,
Тем царственнее жизнь, таящаяся в ней.

* * *
Лишь искорка огня, лишь капелька воды,
Чем был бы, человек, без воскресенья ты!

* * *
Хотя б лишь час один младенец в мире прожил,
Мафусаила он нисколько не моложе.

* * *
Имей терпенье, друг! Бог близко! Но пока
С соблазном поборись-ка лет до сорока.

* * *
И умные порой в страстях мирских плывут.
Так тянут и они с глупцами бичеву.

* * *
Сошел во чрево Бог беспомощным дитятей,
Чтоб с Ним сравняться мог и до Него достать я.

* * *
Сколь добродетели все связаны друг с другом!
Одну имейте лишь, и сразу полон угол!

* * *
Нет вещи выше нас. И если бы бытья нам
Не предоставил Бог, Он сам бы был с изъяном.

* * *
Бог сущ через Себя, а я через Него.
Обоих ты познал, познавши одного.

* * *
Все совершенно: гравий и рубины.
И чем лягушка хуже серафима!

* * *
Не ближе серафим к Творцу, чем Вельзевул.
Но Вельзевул к Нему сам спину повернул.

* * *
Пред Господом идя, все твари не ничто ль!
За Господом идя, и ноль играет роль.

* * *
Угодней Господу и спящий непорочный,
Чем грешник, напролет молящийся все ночи.

* * *
Мы молимся Ему, с Ним, из Него и в Нем.
Он - Слово, Псалм и Дух и все, что ни возьмем.

* * *
Я чести не ищу, когда она во мне.
А если уж ищу, тогда она вовне.

* * *
В чем признак Божества? В творении излиться,
Собою быть всегда, не знать и не стремиться.

* * *
Чего в нас только нет! И - церковь мы, и камень!
И в каждом - Высший Жрец, свершающий закланье!

* * *
Черт Бога тяготит. Для зверя Бога нет.
Любовь - Он для людей. Для ангелов Он - свет.
По этим признакам ты сам теперь проверь,
Кто - человек, кто - черт, кто - ангел и кто - зверь.

* * *
Он в ужасе бежит пред молнией времен.
Как в Духе устоит средь вечных молний он!

* * *
Все временное - дым! Пусти его в свой дом,
И твой духовный взор ослепнет в дыме том.

* * *
Прочь серафимы, прочь! Меня не утопите!
Не надо мне ни вас, ни ангельских наитий!
От вас далек мой дух! Он жаждет одного:
В том море утонуть, где молкнет Божество!

* * *
Себя ты хочешь знать в начале и в конце?
Найдя в себе Отца, найди себя в Отце.
Будь сходен с Господом во всем ты и вполне:
Будь Богом в Боге, Словом в Слове, сном во сне.

* * *
Кто в средоточии свой устрояет дом,
Тот созерцает всё, что ни на есть кругом.

* * *
Ты спросишь, в чем же Бог, в движенье иль в покое?
С Ним вместе возлюби как то, так и другое.

* * *
Ты вопрошаешь, Бог давно ли есть и был?
Молчи! Он так давно, что Сам уж позабыл.

* * *
Столь бесконечен Он, земли своей Творец,
Что не найдет никак Свой Собственный конец.

* * *
Бог не был никогда и никогда не будет,
И все ж предмирен Он и с миром не убудет.

* * *
Бегут ли времена? Бегут! И тем не менее
Покоятся они в Божественном мышлении.

* * *
Как Вечность времена и Вечности как время.
Связь лишь тебе темна меж этими и теми.

* * *
Чего же мне хотеть! Мне, верьте, все одно:
Миг, вечность, там и здесь, скорбь, радость, ночью, днем.

* * *
В начале был Отец. Сын пребывает ныне.
А Дух, времен Конец, прославлен будет в Сыне

* * *
Нет! Мыслей в Боге нет! Ему ведь не пристало,
Чтоб мыслями Его покой поколебало.

* * *
Бог - Сущее Ничто! Как только в "здесь" и "ныне"
Мы заключим Его, Он тотчас нас покинет.

* * *
Ты молвишь, "там" и "здесь", "там - вечное!", "здесь - миг"!
Но что есть: "там" и "здесь", и вечное и миг?

* * *
И ныне Бог творит. Так уж не в том вопрос ли,
Что Бога не томит ни "до", ни "здесь", ни "после"?

* * *
Как в очаге огонь, как дерево в зерне,
Так все творение в Господней тишине.

* * *
Как единицу зрим в числе любом,
Так и Господь един во всех и всем.

* * *
В десятке ноль, в десятке единица,
В десятке тварь с Творцом стремится слиться.

* * *
Свет - сила всех вещей и Бога Самого.
Не будь Господь огнем, не мог бы ничего.

* * *
Как молния Господь, как черное Ничто,
Которое навек от взора отнято.

* * *
Господь во мне огонь, а в Господе я - свет.
Мы внутренне одно. Меж нами граней нет.

* * *
Нет никаких меж Господом и мной
Различий, кроме разности одной.

* * *
Я - образ Господа, чтоб мог наедине
Он созерцать Себя, как в зеркале, во мне.

* * *
Кто в радости своей и в скорби недвижим,
Тот сходствует уже и с Господом Самим.

* * *
Вот Слово Вечное, в котором Бог и все вы,
Вот на руках Оно покоится у Девы!

* * *
Я в Нем Его Другой. И только я и природе
С Ним сущности одной, и только я с Ним сходен.

* * *
Когда бы от себя уйти диавол мог,
То и его бы я узрел у Божьих ног.

* * *
На небесах своих одно лишь солнце ищешь.
Но солнце не одно! Их много, много тысяч.

* * *
Чтоб небо созерцать, не нужен телескоп.
От мира отвратясь, ты взреял высоко б.

* * *
Мне б солнцем стать! Мне б расписать, горя,
Божественности темные моря!

* * *
Что бесконечен Бог, мне думать нет причин.
Ведь Он в меня истек, ведь я Его почин.

* * *
Не знаю, кто я есмь. И знаю, кто не есмь.
Я - точка, но и круг. Я - вещь, но и - не вещь.

* * *
Отверстым взором зрим лишь мертвый, ложный свет,
Не Бога! Перед Ним наш взор отверстый слеп.

* * *
Услышит тишину и ночь увидит тот,
Кто силу внешних чувств во внутрь перенесет.

* * *
Работать хорошо. Прекраснее молиться.
Прекраснее всего пред Богом преклониться.

* * *
Спасителя родить, Марией чистой стать,
Даруя Богу плоть, приемля благодать.

* * *
Их пять: раб, друг и сын, невеста и супруг.
А выше в Боге числ не встретишь ты, мой друг!

* * *
Ты судишь о Творце? Не множишь ли ты ложь,
Коль по творениям Творца воссоздаешь?

* * *
Один у нас исход отбросить надо тварь,
И в мыслях сживет миротворенья Царь.

* * *
Пылинки в мире нет, соломинки такой,
Чтоб мудрый не узрел в них вечности покой.

* * *
Из Бога ты рожден. Цветет в тебе пусть Бог.
Божественность Его - краса твоя и сок.

* * *
Воздушный дом у птиц. Камням земля жильем.
В воде жилище рыб. А в Боге Духа дом.

* * *
Я пищи бы не мог найти на всей земле б
Вкусней Тебя, мой Бог, Тебя, Небесный Хлеб!

* * *
Цветет во мне Бог-Дух. Взрастаю из Христа я.
А Сеятель-Отец созревший плод съедает.

* * *
Невыразимое чем глубже познаешь,
Тем очевиднее, что выражаешь ложь.

* * *
Мы знаем ли, кто - Бог? Не - Дух Он и не свет.
Божественность? Добро? Единство? - Тоже нет!
Так - мудрость? Так - любовь? Так - Нечто, иль - Ничто?
Так - вещь? Или - не вещь? Иль - разум? Нет! Он - то…
Он - то, чего никто, - и в этом нет сомненья! -
Не ведал никогда со дней миротворенья.

* * *
Туда, где светит Бог, дороги нет! И тот,
Кто света не возжег, тот Бога не найдет.

* * *
Коль совершенство - здесь, несовершенство вон!
Да сгинет человек, коль он обожествлен!

* * *
Ты время! А часы - не страсти ли твои!
Придержишь страсти ты, вот стрелка и стоит.

* * *
Чей ум над временем и местом вознесся,
Тому в мгновении отверсты небеса.

* * *
В лик солнечный глядит безбоязно орел.
В лик Господа глядит, кто страсти поборол.

* * *
Что вера сотворит возросшая, коль скоро
С горчишное зерно в моря сдвигает горы.

* * *
Как бездна Божество. Узреть Его в упор
Способен только тот, кто с вечных смотрит гор.

* * *
Из бездны в Бездну дух взывает, вопия:
Бездоннней чья из двух, моя или Твоя?

* * *
Что видит херувим, меня не одурманит.
Я рвусь в такую высь, где нет совсем познаний.

* * *
Коль волей вы мертвы, Сам Бог творит за вас.
Все, что хотите вы. Лишь вы Ему указ.

* * *
Никем я не гоним! Дорожным колесом
Стремлю себя я сам, самим собой несом.

* * *
Запри меня в тюрьму! Закуй меня в железо!
От воли я своей не буду все ж отрезан.

* * *
Тому, кто на горе, над тучей, нипочем
На молнии смотреть и грозный слушать гром.

* * *
Божественный Глагол таит в себе все веши.
И все же Он во мне звучит, живет и блещет.

* * *
Господь - мой посох, свет, тропа, игра и брат,
Сын и Отец, и Цель, и все, чему я рад!

* * *
Смысл, Дух и Слова глас, коль их мы не угасим,
Уж приближают нас к трем Божьим ипостасям.

* * *
Из точки длится Сын. Та точка - Бог Отец,
А линия, - Бог Дух, Обоим Им - венец.

* * *
Мы молим: - О, Господь! Твоя да будет Воля! -
Но, кроме тишины, Он хочет ли чего ли?

* * *
Немногословней кто Создателя Благого!
Извечно молвит Он всего одно лишь Слово!

* * *
Ручью подобен Бог. Струится Он в творение,
Но Собственный исток таит Он тем не менее.

* * *
Знай! Заново ничто не созидает Слово.
Извечно в Нем все то, что кажется нам ново.

* * *
Не Бог ли мой конец? Не я ль Его начало?
Не я ль Его зачал, дабы меня кончал Он!

* * *
Создатель - вездесущ. Ничто Его не портит.
Присутствуя во всем, быть должен Он и в черте.

* * *
Скажи, что было здесь до творчества земного?
То место было здесь, где были Бог и Слово!

* * *
Создатель - Красота! Так сверхпрекрасен Он,
Что Ликом Собственным извечно ослеплен.

* * *
Во всех мирах, поверь мне, вещи нет чудесней,
Чем, что во прах и смерть к нам низошел Предвечный.

* * *
Когда б неправедным Он зла желать бы мог
И скорбь доставить нам, то не был бы Он Бог.

* * *
Я в Вечности живу! Ведь время я покинул!
В объятия к Отцу, как Он в объятья к Сыну!

* * *
Огромен я, как Бог! Как я, Он умален!
И я уж не под Ним! Не надо мною Он!

* * *
Мне служит целый мир, а я лишь Одному
Творения Царю! Столь близок я Ему!

* * *
Чудесен Бог вдвойне: Он - вне меня вполне,
И Он - внутри вполне! Во мне Он и во - вне!

* * *
Влился в меня Господь, влился в меня не так ли,
Как если б океан в одну вобрался каплю.

* * *
Он более во мне, как если б целокупно
Весь океан извне одна вместила губка.

* * *
Узреть себя во всех мы со святыми можем
Затем, что все во всех и все в Единстве Божьем.

* * *
Знай! Без меня б не мог Бог созидать в мирах!
Знай! Не помог бы я, все б разлетелось в прах!

* * *
Есть только Ты и я! И если бы я не был,
То не был бы Ты Бог и рухнуло бы небо!

* * *
Я знаю, без меня не устоит и Бог.
Исчезну, так и Он отдаст последний вздох!

* * *
Не жертвует ли Сам Себя Себе наш Царь,
А я той жертвы храм и жертвенный алтарь.

* * *
Невыразимое, что Богом мы зовем,
Все ж выражается в Глаголе, но Одном.

* * *
Песнь ангелов сладка. Но Богу мы, я знаю,
Угоднее, когда в нас смолкла песнь земная.

* * *
Покой блаженства - Триединый Бог.
Покой в Единстве, а блаженство в Трех.

* * *
Мы во Христе умрем, а в Духе мы воскреснем
И, встречены Отцом, возреем в поднебесье.

* * *
Бог-Сын искупит нас. Бог-Дух нас оживит.
А Бог-Отец наш дух в Себе обожествит.

* * *
Кто лицезрит в миру природы скрытый ритм,
Тот Гераклиту друг, но тот и с Демокритом.

* * *
Приют мне где найти? Земных скитаний цель?
Конец? Последний срок? Но мыслят о конце ль,
Когда вся цель пути - там, где ни ты, ни я,
Куда не вхож и Бог: в пустыне Сверхбытья!..

* * *
На том и кончим, друг! А хочешь больше знать,
Сам книгою ты стань и сам начни читать.

Источник: http://bdn-steiner.ru/modules.php?name=Poezia&go=page&pid=10101

О плагине Наталья Шлемова

Автобиографическое читать здесь: https://proza.ru/2018/12/18/1050. + Вместо предисловия: http://www.proza.ru/2017/06/16/1454 ...

Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *