95 лет со Дня рождения Майи Плисецкой! Поклон! Ом

Аве, Майя!

БИОГРАФИЯ

Майя Плисецкая
Годы жизни: 20 ноября 1925 — 02 мая 2015

Страна рождения: СССР

Сфера деятельности: Хореограф, Танцор

Больше 40 лет русская балерина Майя Плисецкая была солисткой Большого театра. С гастролями и концертами она объездила почти весь мир: выступала с номерами из балетов, участвовала в постановках зарубежных хореографов и сама ставила спектакли. «Умирающий лебедь» из «Лебединого озера», Китри из «Дон Кихота», Кармен из «Кармен-сюиты» — эти и многие другие роли Майи Плисецкой вошли в историю мирового искусства.

«Я с шиком сыграла свою крошечную роль»

Майя Плисецкая родилась 20 ноября 1925 года в Москве. Ее отец Михаил Плисецкий работал дипломатом в Комиссариате иностранных дел и внешней торговли, а мать Рахиль Мессерер играла в немых фильмах. Сестра и брат матери — Суламифь и Асаф Мессереры — были артистами балета. Уже в пять лет маленькую Плисецкую впервые привели в театр.

В 1932 году Михаила Плисецкого отправили на норвежский остров Шпицберген. Его назначили генеральным консулом СССР и начальником угольных шахт предприятия «Арктикуголь». Семья поселилась в Баренцбурге, и здесь Майя Плисецкая впервые участвовала в балетной постановке — она сыграла небольшую роль в опере Александра Даргомыжского «Русалка».

На роль Русалочки, произносившей знаменитый пушкинский текст «а что такое деньги, я не знаю», определили меня. То ли из нашего махрового советского подхалимажа — отец как-никак консул, — то ли я и впрямь была артистична. Нескромно скажу, была. Если и подхалимничали, то не промахнулись. Я с шиком сыграла свою крошечную роль. <…> Это было мое первое выступление с театральных подмостков перед публикой.
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»
В 1934 году отцу дали краткосрочный отпуск, и семья приехала в Москву. Майю Плисецкую, как она и мечтала, отдали в Московское хореографическое училище (сегодня — Московская государственная академия хореографии). Юную артистку определили в класс солистки Большого театра Евгении Долинской. Для своих воспитанников она регулярно ставила танцевальные миниатюры, в которых участвовала и Плисецкая.

Учебу у Долинской пришлось прервать, когда отцу нужно было вернуться на Шпицберген. Весной 1935 года семья вновь приехала в Москву, и Плисецкая пошла во второй класс хореографического училища. В ее группе теперь преподавала бывшая солистка Мариинского театра Елизавета Гердт, которая на следующие шесть лет стала наставницей начинающей балерины.

Привычную жизнь Плисецких изменил 1937 год. В мае арестовали отца, через семь месяцев его расстреляли. В марте 1938 года мать забрали прямо со спектакля «Спящая красавица» в Большом театре, где играла ее младшая сестра. После ареста родственников Суламифь Мессерер удочерила племянницу.

Я не понимала, что мать в тюрьме. Что ее тоже арестовали. Тоже в самый неожиданный, неподходящий час. А разве люди уже придумали подходящий час для арестов?
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»
«Умирающий лебедь» «в ссыльном чимкентском варианте»

В конце 1939 года Плисецкой разрешили посетить мать, которую выслали в казахстанский город Чимкент (сегодня Шымкент). Чтобы заработать на жизнь, Рахиль Мессерер давала уроки танцев местным жителям. На одном из музыкальных вечеров, которые часто устраивали в городе, 14-летняя Майя Плисецкая впервые исполнила партию умирающего лебедя.

Мама настояла, чтобы я явилась на публику. «Ты выходишь из формы, будешь бояться зала. Не забывай, ты должна стать хорошей танцовщицей. У тебя есть талант». Какой-то понурый ссыльный играл мне на аккордеоне попурри из балетов Чайковского. Я импровизировала, вставала на пальцы, ломала торс, чередовала арабески. Туманное предвосхищение будущего «Умирающего лебедя», но в ссыльном чимкентском варианте, под аккордеон. Успех сорвала.
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»
В 1941 году Майя Плисецкая танцевала на выпускном вечере училища: участвовать можно было и младшим классам. Юная балерина исполнила «Экспромт» Петра Чайковского в постановке Леонида Якобсона. На концерте была и Рахиль Мессерер, которую к тому времени освободили.

На следующий день, 22 июня, началась Великая Отечественная война. Плисецких эвакуировали в Свердловск (сегодня Екатеринбург), а коллектив Большого театра и преподавателей хореографического училища — в другие города. Плисецкая не могла заниматься и играть на сцене: в Свердловске не было ее педагогов, здесь не ставили балеты. Но вскоре в эвакуацию приехала Суламифь Мессерер с идеей спектакля «Лебединое озеро». В ее балете Майя Плисецкая вновь исполнила партию Умирающего лебедя.

Солистка Большого театра

В конце 1942 года Майя Плисецкая вернулась в Москву. В следующем году на выпускном экзамене в училище она на «отлично» исполнила роль Повелительницы дриад из балета «Дон Кихот». И вскоре ее приняли в труппу Большого театра. Первое время девушке не давали главных ролей: она была артисткой кордебалета и получала минимальную зарплату. Успех пришел к Плисецкой, когда она сыграла в балете «Шопениана».

Я за две репетиции с лёта выучила прыжковую мазурку в «Шопениане» и станцевала ее с громовым успехом. <…> Я намеренно старалась в пике каждого прыжка на мгновение задержаться в воздухе, что вызывало у аудитории энтузиазм. Каждый прыжок сопровождался крещендо аплодисментов. Я и сама не предполагала, что этот маленький трюк придется так по душе зрительному залу. Успех был взаправду большой. На следующие «Шопенианы» кое-кто из балетоманов уже шел «на Плисецкую».
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»
Вскоре балерине стали давать сольные роли. Сначала небольшие, например партии фей в «Спящей красавице», а затем и главные — Машу в «Щелкунчике», Джульетту, Царь-девицу в «Коньке-горбунке» и многие другие. 22 декабря 1949 года Плисецкая выступала на кремлевском концерте в честь дня рождения Иосифа Сталина. В следующем году она впервые исполнила партию Китри в «Дон Кихоте», которая стала одной из самых известных в репертуаре балерины. На этой премьере присутствовал 13-летний Рудольф Нуриев. Спустя годы он вспоминал: «Я не плакал, я рыдал. Рыдал от счастья. Вы устроили пожар на сцене».

Зарубежные гастроли и новаторские приемы в Большом театре

Много лет Майе Плисецкой не повышали зарплату. Она часто гастролировала по СССР и за рубежом. В 1953 году вместе с другими артистами Большого театра артистку отправили в Индию. Плисецкая общалась с иностранцами, в том числе с премьер-министром Джавахарлалом Неру, а за ней, как тогда было принято, следили сотрудники КГБ. Когда балерина вернулась в Москву, то поняла, что стала «невыездной»: ее не взяли на гастроли в Швейцарию, Францию, Голландию, Китай и другие страны. Майя Плисецкая писала чиновникам, звонила в Министерство иностранных дел, но так и не получила разрешение на выезд: «Две мои «умоленные» телеграммы Хрущеву, письма ему же, Булганину, Шепилову — остались без ответа… Никто из вождей говорить со мной не захотел. Слова не услышала». Позже Плисецкой рассказывали, что в 1958 году в КГБ рассматривали ее дело по обвинению в контрреволюционной деятельности и работе на разведку Великобритании.

В 1958 году, когда большая часть труппы Большого театра уехала в Лондон, Майя Плисецкая осталась в Москве и решила поставить «Лебединое озеро». В этом спектакле она впервые была балетмейстером и хореографом одновременно. Все билеты на премьеру раскупили: «Что было в конце актов и после последнего закрытия занавеса — описать невозможно. Шквал. Шторм. Извержение Везувия», — писала Плисецкая в своей автобиографии. Ее постановку посетили чиновники — на премьеру приехал председатель КГБ Иван Серов, а на следующие спектакли — Николай Булганин, Михаил Первухин, Никита Хрущев. Балерина вспоминала: «Спектакль… даже Хрущева расшевелил. Раскраснелся Никита Сергеевич, улыбается, из ложи не уходит, приветы на сцену шлет».

Плисецкую не выпускали из СССР до апреля 1959 года. Тогда Хрущев разрешил ей присоединиться к труппе Большого театра и поехать на гастроли в США. Американцы встретили знаменитую балерину с восторгом. Рецензия журналиста Джона Мартина в газете The New York Times заканчивалась так: «Спасибо, Никита Сергеевич!»

В апреле 1967 года кубинский хореограф Альберто Алонсо поставил в Большом театре балет «Кармен-сюита» на музыку Родиона Щедрина. Партии Майи Плисецкой были построены на новаторских приемах, и публика, которая привыкла к традиционной пышной хореографии этого спектакля, встретила его прохладно.

На премьере мы ах как старались! Из кожи лезли. Но зал Большого был холоднее обычного. Не только министр Фурцева и ее клевреты, а и добрейшая ко мне московская публика ждали второго «Дон Кихота», милых вариаций на привычную им тему. Бездумного развлечения. А тут все серьезно, внове, странно. Аплодировали больше из вежливости, из уважения, из любви к предыдущему. А где пируэты? Где шене? Где фуэте? Где туры по кругу? Где красавица-пачка проказливой Китри? Я чувствовала, как зал, словно тонущий флагман, погружался в недоумение…»
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»
В 1970-е Плисецкая снова поставила в Большом театре спектакль, теперь это была «Анна Каренина» на музыку Родиона Щедрина. А в 1980 году здесь прошла премьера «Чайки» по пьесе Антона Чехова.

В 1980-х годах балерина много путешествовала и ездила с гастролями по всему миру — побывала во Франции, Испании и других странах. В 1983 году директор Римского театра оперы и балета пригласил Плисецкую занять пост художественного руководителя. Там балерина с собственной театральной труппой поставила балеты «Раймонда» и «Щелкунчик». За спектакли в Римской опере Майя Плисецкая получила итальянскую премию в области искусств «Виа Кондотти». В конце 1980-х годов артистка сотрудничала с Королевским театром Мадрида, руководила труппой Национального балета Испании. Несмотря на это, Плисецкая говорила, что никогда не считала работу балетмейстера своим призванием.

Никогда не рвалась я в хореографы. Не жгла меня эта страсть муками. По всей натуре своей я более исполнительница. Хотя фантазий, идей всегда было в избытке. Мои малые хореографические пробы являлись на свет силою обстоятельств.
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»
Личная жизнь и совместное творчество с Родионом Щедриным

Майя Плисецкая дважды выходила замуж. Первый раз — за латышского артиста балета Мариса Лиепу, который был младше ее на 11 лет. А во второй — за композитора Родиона Щедрина. Они познакомились еще в 1955 году на вечере у Лили Брик, но близко общаться начали только через три года, когда Щедрин побывал на премьере балета «Спартак» в Большом театре. После спектакля композитор несколько раз приезжал на репетиции Плисецкой и вскоре пригласил ее прогуляться по Москве. Позже балерина вспоминала: «Я без раздумий согласилась. Кончилось все тем, что, когда я пишу эти строки, — мы не расстаемся уже тридцать четыре года».

Это было то время, когда Плисецкая считалась «невыездной». Позже она писала, что знакомство с Родионом Щедриным и его поддержка помогали ей пережить этот трудный жизненный период. В октябре 1958 года они поженились.

Явившийся мне с неба головокружительный роман отвлек от несостоявшейся поездки во Францию и Бельгию. Поездка-то состоялась, труппа «хорошо» поехала. Я — осталась дома. Мне не привыкать. Но этот удар был не таким болевым. Когда рядом есть человек, делящий твое горе и радость пополам, жизнь становится улыбчивее, светлее, брезжит надежда. Найдем выход из катакомб, вдвоем — обязательно найдем!..
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»
Многие свои произведения Щедрин посвящал жене: «Музыка к балету «Конек-горбунок» — моя ранняя, очень ранняя работа. Но работа этапная, важная для моего творческого самоутверждения, многое в жизни моей определившая. Работа, на которой «поймал» я в свои музыкантские руки неземную жар-птицу — Майю Плисецкую. Ей эта партитура и посвящена». Вместе супруги работали над балетами «Анна Каренина», «Чайка», «Дама с собачкой», «Кармен-сюита».

«Годы странствий» после Большого театра

В конце 1980-х отношения Майи Плисецкой с руководством Большого ухудшились. Она ушла из театра, однако не прервала карьеру. С концертами Плисецкая объездила почти весь мир, побывала в Аргентине, США, Японии, Польше, Франции. В книге воспоминаний Плисецкая назвала этот период своей жизни годами странствий. После распада СССР она уехала из страны и в 1994 году получила гражданство Литвы, хотя почти все время жила в Мюнхене.

Меня в Германии знают меньше, чем во Франции, Америке, Испании. Меньше, чем в Японии и Аргентине. И уж совсем меньше, чем в России. Впрочем, пока мало кто в курсе, что я в Германии, в Мюнхене. Может, еще спонадоблюсь. Автографы просят лишь балетоманы. Жить легче. Но — непривычно.
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»
Плисецкая часто бывала в России. В 1994 году она опубликовала книгу «Я, Майя Плисецкая», в которой рассказывала о своей жизни. В том же году артистка возглавила жюри международного балетного конкурса «Майя», который проводился в Санкт-Петербурге до 1998 года.

Балерина не оставляла сцену даже в поздние годы. Она выступала со старыми номерами и играла в новых постановках. В 1995 году, в день своего 70-летия, Плисецкая исполнила номер «Аве Майя», который специально для нее создал французский балетмейстер Морис Бежар. Много раз артистка посещала Японию: «Это тоже моя страна. Я нравлюсь японскому зрителю». В 2000 году в Токио прошла премьера спектакля «Крылья кимоно», в котором балерина исполнила роль Небесной феи, а в 2003 году она ставила здесь танец для мюзикла «Аида» по опере итальянского композитора Джузеппе Верди.

В последние годы жизни Плисецкая не танцевала, она вела мастер-классы, писала мемуары. В ноябре 2015 года в Большом театре планировали провести торжественный концерт в честь 90-летия балерины. До своего юбилея Майя Плисецкая не дожила — она умерла 2 мая 2015 года. В завещании она написала, чтобы после смерти мужа их прах соединили и развеяли над Россией.

Интересные факты

1. Во время гастролей Большого театра в Индии «Умирающий лебедь» Майи Плисецкой был самым популярным среди местной публики. На одном из приемов в Дели балерина сидела рядом с премьер-министром страны Джавахарлалом Неру. Плисецкая поинтересовалась, почему местным зрителям так нравится ее танец. Оказалось, это связано с легендой о преданной птице:

Неру подозвал переводчика-индуса и задал мне несколько занятных вопросов. Знаю ли я, что лебедь самое верное из живых существ на земле, что когда самец погибает, то самка, взмыв высоко в небо, камнем бросается на землю, не раскрыв крыльев, и разбивается насмерть. Что лебедь в смертельной агонии громко горестно стонет, можно сказать поет, — звуки осмысленные и мелодичные. Что лебединое чувство семьи должно стать образцом для человечества.
2. На красивую импортную одежду балерина тратила почти всю свою зарплату — наряды приходилось покупать втридорога у фарцовщиков. В своей книге «Я, Майя Плисецкая» она писала: «Как многое значит для человека одежда! Внешняя оболочка лепит образ. Только она. По ней мы строим свое восприятие личности. На ней основывается наше суждение о человеческой особи. Да одежда диктует и поведение».

3. Майя Плисецкая была среди 25 деятелей культуры и искусства, которые 14 февраля 1966 года написали письмо Леониду Брежневу, в котором просили не реабилитировать Иосифа Сталина.

Мы считаем, что любая попытка обелить Сталина, таит в себе опасность серьезных расхождений внутри советского общества. <…> Своими преступлениями и неправыми делами он так извратил идею коммунизма, что народ это никогда не простит. Наш народ не поймет и не примет отхода — хотя бы и частичного — от решений о культе личности.
4. Несколько раз Плисецкая снималась в документальных и художественных фильмах. Самую известную свою роль — Бетси Тверскую — она исполнила в картине режиссера Александра Зархи «Анна Каренина» 1967 года.

5. Всю жизнь у Плисецкой было необычное хобби: она вырезала из газет и журналов заметки, в которых упоминались люди со смешными фамилиями: «Гордилась перлами вроде: Денис Непейпиво, Марк Петрович Блядик, Дамочкин-Визжачих».

6. Любимым модельером Майи Плисецкой был французский кутюрье Пьер Карден, который шил костюмы для многих ее балетов.

И еще позже, когда через Надю Леже я познакомилась с Пьером Карденом, великим, неповторимым, неистощимым выдумщиком Пьером Карденом, и побывала на его ослепительных коллекциях, я смогла нутром ощутить, что мода — это искусство. Полное тайн, недосказанности, волшебства — искусство.
7. Одним из партнеров Майи Плисецкой по «Лебединому озеру» стал Вячеслав Голубин. «Слава Голубин был моей первой любовью, и наши «Лебединые» таили для нас обоих нечто большее, чем очередные декадные спектакли», — вспоминала Плисецкая. Однажды на репетиции накануне выступления в Праге балерина неудачно выполнила пируэт и попала Голубину локтем в нос. Удар был такой сильный, что артиста увезли в больницу и диагностировали открытый перелом. Больше «Лебединое озеро» Плисецкая с ним не танцевала.

[Источник Культура.РФ: https://www.culture.ru/persons/3210/maiya-pliseckaya ]

*************************************************

https://www.culture.ru/movies/948/karmen-syuita

БАЛЕТ
Кармен-сюита
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ БОЛЬШОЙ ТЕАТР РОССИИ (ИСТОРИЧЕСКАЯ СЦЕНА)
Год выхода: 1978

Страна производитель: СССР

Длительность: 48 мин.
В ролях: Майя Плисецкая, Александр Годунов, Сергей Радченко, Наталья Касаткина, Александр Лавренюк, Людмила Власова , Наталья Рыженко
Режиссёр: Феликс Слидовкер

С просьбой поставить для нее балет о Кармен по повести Проспера Мериме к кубинскому балетмейстеру Альберто Алонсо, находящемуся на гастролях в Москве, обратилась Майя Плисецкая.

Ее заветная идея совпала с давней мечтой Алонсо, и он очень быстро сочинил хореографию будущего спектакля.

Встал вопрос о музыке. Плисецкая попросила написать музыку к «Кармен» Дмитрия Шостаковича, но композитор отказался, не желая, по его словам, конкурировать с Жоржем Бизе. Другой отказ последовал от Арама Хачатуряна.

«Делайте на Бизе!» — посоветовал Алонсо …

Сроки поджимали, музыка была нужна «уже вчера». Тогда Щедрин, который в совершенстве владел профессией оркестровки, существенно перекомпоновал музыкальный материал оперы Бизе. Музыка к балету состояла из мелодичных фрагментов оперы «Кармен» и «Арлезианки» Жоржа Бизе. Репетиции начались под рояль. В рекордные сроки — за двадцать дней — Щедрин сделал транскрипцию оперы Ж. Бизе. В партитуре Щедрина особый характер давали ударные инструменты, различные барабаны и колокола… В тринадцати номерах сюиты развернулась идея противопоставления двух миров: светлого, порывистого, наполненного человеческими чувствами и страданиями и холодного, бесстрастного, неумолимого мира масок.

В своей блистательной оркестровке композитор отвел главную роль струнным и ударным инструментам. Группе ударных предназначалось имитировать испанские народные инструменты, струнная группа, в свою очередь, исполняла роль голоса.

Хоть и в спешке, все же спектакль был приготовлен. Но не поспевали мастерские, костюмы дошили только к утру премьерного дня. На генеральную репетицию (она же оркестровая, световая и монтировочная) на основной сцене выделили всего один день.

Великолепные, метафорически-точные декорации к спектаклю, главную идею которого балетмейстер сформулировал емкой фразой: «Вся жизнь Кармен — коррида», создал известный театральный художник, двоюродный брат Плисецкой Борис Мессерер.

Мировая премьера состоялась 20 апреля 1967 года в Большом театре, дирижировал Геннадий Рождественский.

Крайне страстный, эротический характер постановки вызвал у советского руководства неприятие, к тому же в СССР балет Алонсо шёл в цензурированном виде. По воспоминаниям Майи Плисецкой: «…советская власть пустила в театр Алонсо только потому, что он был «свой», с острова Свободы, но этот «островитянин» как раз взял и поставил спектакль не только о любовных страстях, но и о том, что нет на свете ничего выше свободы. И, конечно, этому балету так здорово досталось не только за эротику и мою «ходьбу» всей стопой, но и за политику, которая явственно в нем проглядывала». Обескураженная новизной балета, публика отнеслась к премьере прохладно. Одним из немногих зрителей, безоговорочно принявших новый спектакль, был Д. Д. Шостакович. Создатели «Кармен-сюиты», слишком непривычной, эротичной, (очевидно, подразумевалось, что и политически не вполне благонадежной) нуждались в поддержке, поскольку сразу же попали в опалу. «Вы — предательница классического балета», — в ярости скажет Плисецкой министр культуры СССР Е.А. Фурцева. После премьерного спектакля в директорской ложе Фурцевой не оказалось: она покинула театр. Спектакль не был похож на «короткий „Дон Кихот“», как она того ожидала, и был сырым. Второй спектакль должен был пойти в «вечере одноактных балетов» («тройчатке»), 22 апреля, но был отменён: «Это большая неудача, товарищи. Спектакль сырой. Сплошная эротика. Музыка оперы изуродована… У меня большие сомнения, можно ли балет доработать». Фурцева предложила Плисецкой через прессу повиниться о своей ошибке с «Кармен-сюитой».

Самым же дорогим для Плисецкой было признание испанской публики:

«Когда испанцы мне крикнули «Оле!», я поняла, что победила».

Либретто «Кармен-сюиты» написал Альберто Алонсо. В центре балета — трагическая судьба цыганки Кармен и полюбившего её солдата Хозе, которого Кармен покидает ради молодого Тореро. Взаимоотношения героев и гибель Кармен от руки Хозе предопределены Роком. Таким образом, история Кармен (в сравнении с литературным первоисточником и оперой Бизе) решена в символическом плане, что усилено единством места действия (площадка корриды).

Все движения Кармен-Плисецкой несли особый смысл, вызов, протест: и насмешливое движение плечом, и отставленное бедро, и резкий поворот головы, и пронизывающий взгляд исподлобья… Словно застывший сфинкс, смотрела Кармен Плисецкой на танец Тореадора, и вся ее статичная поза передавала колоссальное внутреннее напряжение. Завораживая зрителей, она приковывала к себе внимание, невольно (или сознательно?) отвлекая от эффектного соло Тореадора.

В премьерный состав (и долгое время единственный) помимо Майи Плисецкой входили Н.Б. Фадеечев (Хозе), С.Н. Радченко (Тореро), Н.Д. Касаткина (Рок), А.А. Лавренюк (Коррехидор).

Новым Хозе стал Александр Годунов. Его Хозе сдержан, насторожен и недоверчив. Он будто все время находится в ожидании человеческого предательства, беды, удара судьбы. Он раним и самолюбив. Хореография Хозе начинается стоп-кадром, Хозе стоит лицом в зал. Живой портрет Хозе, светловолосого и светлоглазого (в соответствии с портретом, созданным Мериме). Крупные строгие черты лица, холодный взгляд выражают отчужденность. Однако за маской угадывается истинная человеческую суть — ранимость души, брошенной в жестокий мир. Портрет психологически интересен сам по себе, но вот начинается движение. Синкопированная «речь» воспринята Годуновым точно и органично. Тщательно проработанные нюансы сложили сценическую рельефность характера и образа.

В роли Тореро выступил блистательный характерный танцовщик Большого театра Сергей Радченко. Артист стильный, тонко знающий особенности испанского танца, темпераментный и сценически обаятельный, создал образ внешне ослепительно эффектного, но пустого победителя корриды.

Триумфальное шествие «Кармен-сюиты» по театральным сценам мира продолжается до настоящего времени. [Источник: Культура.РФ: https://www.culture.ru/movies/948/karmen-syuita ]

Балет «Кармен».  Плисецкая, Годунов

Майя Плисецкая. Линия жизни / Телеканал Культура

Майя Михайловна была, конечно, не просто Незабвенной, Она, Огненная Сущность, Сестра Горы. Ом! Трижды Поклон.

…а как скромна и естественна, однако, никакого снобизма. Проста, как все Великие.

О плагине Наталья Шлемова

Автобиографическое читать здесь: https://proza.ru/2018/12/18/1050. + Вместо предисловия: http://www.proza.ru/2017/06/16/1454 ...

Один комментарий

  1. Из дневника.

    Таланты часто считают себя «великими», тогда как Гению и в голову не приходит мысль о своем «величии». Великими, по праву, могут называться те, кто меняет сознание миллионов, изменяет, видимо или невидимо, мир.

    Н.Шлемова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *