6 января — День рождения Александра Скрябина. Поклон! Ом

*****************************************************

Современники называли Александра Скрябина композитором-философом. Он первым в мире придумал концепцию свето-цвето-звука: визуализировал мелодию с помощью цвета. В последние годы жизни композитор мечтал воплотить в жизнь необыкновенное действо из всех видов искусств — музыки, танца, пения, архитектуры, живописи. Так называемая «Мистерия» должна была начать отсчет времени нового идеального мира. Но Александр Скрябин так и не успел осуществить свою идею.

Александр Скрябин родился в 1872 году в дворянской семье. Его отец служил дипломатом в Константинополе, поэтому сына видел редко. Мать умерла, когда ребенку был год. Воспитывали Александра Скрябина бабушка и тетя, которая и стала его первой учительницей музыки. Уже в пять лет мальчик исполнял на фортепиано несложные пьесы и подбирал услышанные однажды мелодии, а в восемь начал сочинять собственную музыку. Тетя отвела племянника к известному пианисту Антону Рубинштейну. Тот был так поражен музыкальным талантом Скрябина, что попросил родных не заставлять мальчика ни играть, ни сочинять, когда у него не было на то желания.

В 1882 году по семейной традиции юного дворянина Скрябина отправили учиться во Второй московский кадетский корпус в Лефортове. Именно там состоялось первое публичное выступление 11-летнего музыканта. На это же время пришлись и его дебютные композиторские опыты — в основном фортепианные миниатюры. На творчество Скрябина в то время повлияло увлечение Шопеном, он даже спал с нотами известного композитора под подушкой.

В 1888 году, за год до окончания кадетского корпуса, Александр Скрябин стал студентом Московской консерватории по классу композиции и фортепиано. К моменту поступления в Консерваторию он написал более 70 музыкальных сочинений. Молодого музыканта заметил директор Василий Сафонов. По его воспоминаниям, у юноши было «особое разнообразие звука», он «обладал редким и исключительным даром: инструмент у него дышал». Скрябина отличала особая манера использования педалей: зажимая их, он продолжал звук предыдущих нот, которые накладывались на последующие. Сафонов говорил: «Не смотрите на его руки, смотрите на его ноги!».

Александр Скрябин стремился к исполнительскому совершенству, поэтому много репетировал. Однажды он «переиграл» правую руку. Заболевание оказалось настолько серьезным, что знаменитый в то время врач Григорий Захарьин сказал юноше, что мышцы руки отказали навсегда. Василий Сафонов, узнав о болезни своего ученика, отправил его к себе на дачу в Кисловодск, где тот и вылечился.

Старшие курсы свободного сочинения вел профессор гармонии и контрапункта Антон Аренский, ему была близка лирическая камерная музыка. Его же ученик, Скрябин, напротив, не любил строгих композиторских канонов и создавал странные, на взгляд Аренского, произведения. За 1885–1889 годы Скрябин написал более 50 различных пьес — большинство из них не сохранилось или осталось в недоделанном виде. Творчество молодого музыканта уже тогда начало выбиваться из тесных рамок академической программы.

Из-за творческого конфликта с учителем гармонии Скрябин остался без композиторского диплома. В 1892 году он окончил Московскую консерваторию только как пианист по классу Сафонова. Скрябин получил Малую золотую медаль, а его имя занесли на мраморную доску почета у входа в Малый зал Московской консерватории.

Молодой пианист много играл. И вскоре после окончания консерватории у него обострилась болезнь правой руки. Чтобы продолжать выступать, Александр Скрябин написал произведения для левой руки — «Прелюдию» и «Ноктюрн. Опус 9». Однако болезнь повлияла на его душевное равновесие. Именно тогда он начал размышлять в своем дневнике на философские темы.

Первая серьезная неудача в жизни. Первое серьезное размышление: начало анализа. Сомнение в возможности выздороветь, но самое мрачное настроение. Первое размышление о ценности жизни, о религии, о Боге».
Александр Скрябин

В это время композитор написал Первую сонату, в которой также отразились личные переживания. В своем дневнике он сравнил «сочинение 1-й сонаты с похоронным маршем». Однако Скрябин не поддавался унынию: он начал выполнять все рекомендации врачей и разработал собственные упражнения, которые развивали травмированную руку. Ему удалось восстановить подвижность кисти, но прежняя виртуозность была утрачена. Тогда пианист стал уделять внимание нюансировке — умению подчеркнуть тончайшие мимолетные звучания.

В 1893 году некоторые ранние сочинения Скрябина напечатал известный московский издатель Петр Юргенсон. Большинство произведений представляло собой музыкальные миниатюры — прелюдии, этюды, экспромты, ноктюрны, а также танцевальные пьесы — вальсы, мазурки. Эти жанры были характерны для творчества Шопена, которым восхищался Скрябин. В начале 1890-х годов композитор также написал Первую и Вторую сонату.

В 1894 году Василий Сафонов помог 22-летнему Скрябину организовать авторский концерт в Санкт-Петербурге . Здесь музыкант познакомился с известным русским лесопромышленником Митрофаном Беляевым. Предприниматель увлекался музыкой: он создал нотное издательство «М.П. Беляев», учредил и финансировал ежегодные премии имени Глинки, организовывал концерты. Беляев вскоре выпустил сочинения молодого композитора в своем издательстве. Среди них были этюды, экспромты, мазурки, но преимущественно прелюдии, всего в этот период их было написано около 50.

С тех пор Беляев долгие годы поддерживал музыканта и помогал ему материально. Меценат организовал большое турне Скрябина по Европе. О музыканте на Западе писали: «исключительная личность, композитор столь же превосходный, как и пианист, столь же высокий интеллект, как и философ; весь — порыв и священное пламя». В 1898 году Скрябин возвратился в Москву и закончил Третью сонату, которую начал писать еще в Париже.

В этом же году Александр Скрябин занялся преподаванием: ему был необходим стабильный источник дохода, чтобы содержать семью. В 26 лет он стал профессором фортепианного класса Московской консерватории.

Я не понимаю, как можно теперь писать «просто музыку». Ведь это так неинтересно… Ведь музыка получает смысл и значение, когда она — звено в одном, едином плане, в цельности миросозерцания.
Александр Скрябин

Несмотря на занятость в консерватории, Скрябин продолжал писать музыку: в 1900 году он закончил большое произведение для оркестра. Композитор пренебрег музыкальными традициями: в Первой симфонии не четыре, как обычно, а шесть частей, причем в последней поют солисты с хором. Вслед за Первой он закончил Вторую симфонию, еще более новаторскую, чем прошлые его работы. Ее премьера вызвала неоднозначную реакцию музыкального сообщества. Композитор Анатолий Лядов писал: «Ну уж и симфония… Скрябин смело может подать руку Рихарду Штраусу… Господи, да куда же девалась музыка… Со всех концов, со всех щелей лезут декаденты» . Символистские и мистические произведения Скрябина стали отражением идей Серебряного века в музыке.

В 1903 году Скрябин начал работать над партитурой Третьей симфонии для огромного состава оркестра. В ней раскрылось мастерство Скрябина и как драматурга. Симфония, названная «Божественной поэмой», описывала развитие человеческого духа и состояла из трех частей: «Борьба», «Наслаждение», «Божественная игра». Премьера «Божественной поэмы» состоялась в Париже в 1905 году, через год — в Санкт-Петербурге.

Боже, что это была за музыка! Симфония беспрерывно рушилась и обваливалась, как город под артиллерийским огнем, и вся строилась и росла из обломков и разрушений. Ее всю переполняло содержание, до безумия разработанное и новое… Трагическая сила сочиняемого торжественно показывала язык всему одряхлело признанному и величественно тупому и была смела до сумасшествия, до мальчишества, шаловливо стихийная и свободная, как падший ангел.
Борис Пастернак

Русский музыковед Александр Оссовский вспоминал, что симфония Скрябина «произвела ошеломляющее, грандиозное действие». Слушателям казалось, что композитор этим произведением «возвещает в искусстве новую эру».

В 1905 году умер покровитель Александра Скрябина, Митрофан Беляев, и композитор оказался в сложном материальном положении. Однако это не мешало ему работать: в это время он начал писать «Поэму экстаза». Сам автор говорил, что музыка была навеяна революцией и ее идеалами, поэтому эпиграфом поэмы он выбрал призыв «Вставай, поднимайся, рабочий народ!».

В это время Скрябин много концертировал и в 1906 году отправился на полгода на гастроли в Америку. Поездка оказалась удачной: концерты проходили с большим успехом. А во Франции в 1907 году некоторые произведения Скрябина исполнили в цикле «Русских сезонов» Сергея Дягилева. В это же время композитор завершил «Поэму экстаза».

В 1909 году Александр Скрябин вернулся в Россию, где к нему пришла настоящая слава. Его произведения играли на лучших площадках Москвы и Санкт-Петербурга, сам композитор отправился в концертное турне по волжским городам. Одновременно он продолжал свои музыкальные поиски, все дальше уходя от традиций. Он мечтал создать творение, которое объединило бы все виды искусства, и начал писать симфонию «Мистерия», которую задумал еще в начале 1900-х.

В 1911 году Скрябин написал одно из самых знаменитых своих произведений — симфоническую поэму «Прометей». Композитор обладал цветным слухом, дающим ощущение цвета во время исполнения музыки. Он решил воплотить свое визуальное восприятие в поэме.

У меня в «Прометее» будет свет. Я хочу, чтобы были симфонии огней. Вся зала будет в переменных светах. Вот тут они разгораются, это огненные языки, видите как тут и в музыке огни. Ведь каждому звуку соответствует цвет. Вернее, не звуку, а тональности.
Александр Скрябин

Композитор сконструировал цветовой круг и использовал его при исполнении поэмы, а партию света в партитуре прописал отдельной строкой — «Luce». В то время технически осуществить свето-цвето-симфонию было невозможно, поэтому премьера прошла без световой партии. Для постановки поэмы потребовалось девять репетиций вместо обычных трех. По воспоминаниям современников, знаменитый «прометеев аккорд» прозвучал как голос хаоса, рождающегося из недр. Все были в восторге от этого начала. Сергей Рахманинов спрашивал: «Как это у тебя так звучит? Ведь совсем просто оркестровано». На что Скрябин отвечал: «Да ты на самую гармонию-то клади что-нибудь. Гармония звучит». «Прометей» стал первым наброском «Мистерии», в котором использовался синтез искусств.

Скрябина все более захватывала идея будущей «Мистерии». Ее контуры композитор выстраивал более 10 лет. Мистерию оркестра, света, аромата, красок, движущейся архитектуры, стихов и хора в 7000 голосов он планировал представить в храме на берегу Ганга. По задумке Скрябина, произведение должно было объединить все человечество, подарить людям чувство великого братства и начать отсчет времени для обновленного мира.

Поставить «Мистерию» композитору так и не удалось. Скрябину приходилось давать концерты, чтобы зарабатывать на жизнь. Он объехал многие города России, не раз выступал за границей. В начале Первой мировой войны Скрябин давал благотворительные концерты в помощь Красному Кресту и семьям, пострадавшим от войны.

В 1915 году Александр Скрябин умер в Москве. Похоронили композитора на кладбище Новодевичьего монастыря.

Источник: https://www.culture.ru/persons/8303/aleksandr-skryabin

*****************************************************
«Ровно 100 лет назад – 10 декабря 1908 года – в Нью-Йорке Русский симфонический оркестр под управлением Модеста Альтшулера впервые показал миру новую симфонию самого необычного из русских композиторов той поры. Реакция американцев, не так давно слушавших сольные выступления ее автора, в историю не вошла, зато русские премьеры (19 января 1909 года – Петербург, 21 февраля – Москва) вызвали настоящую бурю. Свидетели московского концерта единодушны: событие было из ряда вон выходящим…».  Андрей Бандура
* * *
А.Скрябин «Поэма экстаза». Оркестр «Новая Россия». Дирижер — Д.Власенко. Соло на трубе — С.Стрищенко. 2012 год.
https://www.youtube.com/watch?v=wudbNL0ZgaA&feature=emb_logo
*****************************************************
А.СКРЯБИН — ЛУЧШИЕ КОМПОЗИЦИИ
https://www.youtube.com/watch?v=5RjyFlDTg3M&list=PLjg0LamRVm8piAP4rn41-XFVRyvXG4qFX
*****************************************************

Интересный взгляд на творчество великого русского пианиста Владимира Софроницкого:
(взято с сайта http://avigdor-eskin.com)

Владимир Софроницкий: возвышенный и вознесенный

    Сегодня исполнилось пятьдесят лет со дня успения великого пианиста Владимира Софроницкого. Он не был первым или третьим среди прочих выдающихся музыкантов своего времени. Софроницкий был единственным. Наталья Андреевна Мутли – выдающийся музыкант и педагог, у которой мне посчастливилось учиться, – часто повторяла: «Не пытайтесь подражать Софроницкому…» При разучивании нового произведения нам настоятельно рекомендовалось слушать его записи в исполнении Рихтера, Гилельса или Рубинштейна. Но высоты постижения Софроницкого всегда отмечались как недосягаемые.

    В архивах сохранилось интервью пианиста-интеллектуала Вильгельма Кемпфа о Двадцать девятой сонате Бетховена. Он говорит безапелляционно и жестко: «Третья и четвертая части сонаты не могли быть написаны человеком. Это откровение от Б-га». Умудренный Кемпф прекрасно понимал, что любая мелодия и любое движение в нашем мире связаны с его Первоисточником. Говоря об откровении, Кемпф поведал нам о более глубинном, нежели кажется. Есть музыка, повествующая о журчании ручейка или пении соловья. Есть музыка, выплескивающая душевные переживания автора. Есть музыка, стремящаяся охватить все чувственное единым синтезом. А есть музыка, повествующая человеку о Высших мирах. Есть звуки, раскрывающие Божественное присутствие и таинство Провидения.

    Немногим дано было соприкоснуться с Высшим миром посредством звуковых гармоний. Эта традиция музычной мудрости покинула мир после разрушения Храма, но проявлялась частицами в грегорианских напевах, в некоторых литургических традициях, в творчестве Баха. Кемпф подчеркивает, что третья часть монументальной сонаты «Хаммер-клавир» не может иметь никаких прямых мирских ассоциаций, а является явственным повествованием человеку о том, что лежит над уровнем чувственного и рационального понимания.

    Именно в этой сфере творил Владимир Владимирович Софроницкий. Рядом с ним блистал непревзойденный музыкальный артист – Святослав Рихтер. Безупречная техника и артистизм в самом изощренном смысле, но и губительная для личности всеядность. Тогда же покорял залы великий и безустальный труженик – Эмиль Гилельс. Но Софроницкий искал в музыке пути общения с Богом, подобно левитам в Храме.

    Разумеется, Софроницкий мог и шутить за инструментом, мог сопереживать и просто играть неудачно. Но главное в нем было глубинное религиозное чувство, пронизывавшее все его творчество. Именно таким образом Владимир Владимирович объяснял свое кредо в искусстве. Садясь за инструмент, никогда не занимался красавничаньем, никогда не позволял себе опуститься до самолюбования. Им двигало всегда чувство неудовлетворенности в этом мире. Он был самокритичен и неустанно искал путей самоусовершенствования.

    Поэтому в годы юности мы так непримиримо спорили между собой- поклонники Рихтера и почитатели Софроницкого. Последние всегда были в меньшинстве. Соприкоснувшись с миром богослужения Софроницкого, никто уже не мог найти ему замены или подобия. Остальные же меняли симпатии и пристрастия всю жизнь: на смену Рихтеру с Гилельсом приходили Гульд, Микеланджели, Горовиц и Рубинштейн. У нас же Софроницкий оказался единственным и вознесенным на всю жизнь.

    Проносили мы по жизни не только пианистическое мастерство Софроницкого, но и все, что было с ним и вокруг. Как дороги все его суждения о композиторах и музыкантах, сколь незаменим его юмор. «Сейчас будет Де-дурно», — так он начинает урок по ре-мажорной прелюдии Скрябина. Особой благодарности заслуживает профессор Игорь Никонович за наиболее целостные и правдивые воспоминания. Поклон младшей дочери Владимира Владимировича Вивиане, с которой мы вместе учились в «гнесинке». Она стала великолепной пианисткой и открывает нам аутентичное звучание инструментов прошлого, исполняя произведения каждого композитора на рояле его эпохи.

    Только великий мудрец в музыке мог позволить себе такие прямые замечания о духе разных композиторов. Софроницкий считал Шуберта самым добрым, а Вагнера – самым злым. Как-то бросил при прослушивании Корто, что тот был нехорошим человеком и коллаборационистом, указывая на один штрих при исполнении Шопена. Современным идолопоклонникам не понять этих слов, ибо для них нет ничего превыше «мне так нравится» или «мне так хочется».

    Принято считать Софроницкого лучшим исполнителем Скрябина. Трудно не согласиться, понимая попытку прорыва самого Скрябина в духовные миры. Стоит внимательно изучить все записи Скрябина в исполнении Софроницкого. А затем учиться его беспрерывным полетам за рамки дольнего и преходящего через произведения других композиторов.

    Так далеко поднялся он над уровнем привычного восприятия музыки, что возбранены нам все попытки прямого уподобления в исполнении музыкальных произведений. Но сам факт, что Софроницкий жил среди нас, меняет все мировосприятие. Лучший друг до скончания дней, он мерцает нам из высокой дали поднебесья. Незаменимый наставник, он учит нас не продешевить и не мириться с тем, что вокруг.

http://avigdor-eskin.com/page.php3?page=6&lang=0&item=526


Tags:

**************************************************

( В свое время Александр Скрябин, в исполнении Вл. Софроницкого, меня просто спасал.., задавая направление моей мысли и душе, в начале 90-х гг., в Москве. Поклон, Любимейшим! Ом )

**************************************************

60714554.a4 — фрагмент книги А. Бандура «Скрябин. Поэма Экстаза».

**************************************************

Юргис Балтрушайтис
ПУТЬ К СИНЕВЕ
А. Скрябину
Thine are these orbs
of light and shade
Tennyson*
В рассветную пору,
Сулившую вёдро,
Отцветшей, далекой весной,
Беспечно и бодро —
По древнему бору —
Бродил я тропою лесной.
Был сон… Лишь на елях
И соснах, чьи ветки
Сплетались в шатры, в купола,-
Как трепет их редкий,
На плавных качелях
Качалась зеленая мгла…
И шел я… И долог
Был час беззаботный,
Что сладко баюкал меня…
И сумрак дремотный
Тянулся, как полог,
Меж мной и безмерностью дня.
Лишь в полдень, нежданно,
Сквозь зыбь на осине —
От вихря, объявшего лес —
Полоскою синей,
И жутко и странно,
Мелькнула мне бездна небес…
Так снилось — так было…
И полдень и лето
Погасли у края стези…
И тщетно их цвета
В тревоге унылой
Ищу я вдали и вблизи…
Лишь слышу я шорох
Осенней печали,
Немолчной в заглохшем кругу…
И листья опали,
И мертвый их ворох
Встречаю на каждом шагу…
И в мертвом просторе,
Над серой дорогой,
Где глухо седеет трава,
Безмолвно и строго,
Как сонное море,
Раскрыла свой мир синева…
НЫНЕ И ПРИСНО
А. Скрябину
Все, что трепещет иль дремлет
В тайном кругу бытия,
Строго от века объемлет
Мера моя.
Слитность и вздох одинокий,
Колос и цвет на лугу —
Смертные грани и сроки
Я стерегу.
Тот, кто в незнаньи беспечен,
Тот, кто прозреньем томим —
Каждый незримо отмечен
Знаком моим…
Правя земною игрою,
Вскинув-смиряя волну,
Я разрушаю и строю,
Сею и жну.
Солнце в светающем небе,
Искра в ночной тишине —
Каждый раскрывшийся жребий
Замкнут во мне.
Грянув, как молот суровый,
В вечном и тщетном бою,
Я расторгаю оковы,
Цепи кую.
Мука влекомых на плаху,
Ласка мгновений людских,
Все умолкает по взмаху
Крыльев моих!
***
Был колокол на башне, в храме вешнем,
Где явь земли свой жертвенник зажгла…
И он был отлит звону о нездешнем,
И пела в нем вселенская хвала…
И он пылал сердцам, как весть живая,
О тайнах мира в звездном их цвету,
Своим псалмом впервые разрешая
Слепой земли глухую немоту.
Но в час, когда огонь преображенья
Коснулся праха всех земных дорог,
Не кончив чуда нашего рожденья,
Для райских песен колокол заглох…
Но нет, лишь ткань из тлена онемела,
Лишь бренный цвет увял средь смертных нив!
А вещий дух, не знающий предела,
В своем твореньи вечно будет жив…
И вновь, и вновь, лишь в строе звездно-новом,
Воскреснет в людях в каждый вещий час
Пророк, что был для нас небесным зовом
И Вечности ответствовал за нас.
*****************************************************

Александру Скрябину

В растущих звуках Света,
в хрупких бликах лучащейся Весны
Вселенная сбирает в чашу свои приметы
и изливает в наше сердце,
дабы в Мир Огненный его впустить.
Так, собираешь ты Вселенной звуки,
чтоб воплотить в аккордах гармонии летучей.
И звуков тех тончайших поток искрится,
переливающихся и манящих,
завесу меж Мирами сняв.
Так, Музыка твоя материализует в звуке Дух,
развоплотивши Звук в чистейшем Свете.
Твой дух творящий – у истоков
зарождения Иной Вселенной,
где Музыка основу составляет.
Рождается в прозреньях дивных
Глубины источник.
И вижу я, как в музыке твоей
Синий цвет Разума плывет,
из головы Вселенной вспыхивает
Пурпурно-фиолетовая мысль.
Так, «Прометей» качает колыбель
Другой Вселенной, лилово-синей,
а ты — Росток, растущий внутрь Себя.

20.02.12.

Н. Шлемова

************************************************

О плагине Наталья Шлемова

Автобиографическое читать здесь: https://proza.ru/2018/12/18/1050. + Вместо предисловия: http://www.proza.ru/2017/06/16/1454 ...

Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *