Александр ЧУДАКОВ. «Ложится мгла на старые ступени» (роман) etc

Александр Павлович Чудаков (1938–2005) — советский и российский филолог, литературовед и писатель, педагог.

Википедия

Annotation
Александр Павлович Чудаков (2 февраля 1938, Щучинск, Казахская ССР — 3 октября 2005,
Москва, Россия) — российский литературовед и писатель, специалист по Чехову. Был женат на
литературоведе и общественном деятеле Мариэтте Чудаковой. В 1960 закончил филологический
факультет МГУ. С 1964 работал в Институте мировой литературы, преподавал в МГУ, Литературном институте. Доктор филологических наук (1983). После 1987 читал русскую литературу в европейских и американских университетах. Состоял в Международном Чеховском обществе. Чудакову принадлежат следующие работы: «Поэтика Чехова» (1971, английский перевод — 1983), «Мир Чехова: Возникновение и утверждение» (1986), «Слово — вещь — мир: от Пушкина до Толстого» (1992). Помимо этого он опубликовал более двухсот статей по истории русской литературы, готовил и комментировал сборники произведений Виктора
Шкловского, Юрия Тынянова. В 2000 в журнале «Знамя» был напечатан роман Чудакова
«Ложится мгла на старые ступени», который номинировался на Букеровскую премию в 2001.
Премия фонда «Знамя» 2000.

Журнальный вариант : 

Chudakov_A_Lozhitsya_mgla_na_starye_stupeni — 147 стр. в pdf

_________________________________________________

P.S. 

Но, мои дорогие читатели, будет лучше, если вы найдете книгу: Александр Чудаков. Ложится мгла на старые ступени. Роман — идиллия. Москва, 2013 . Издательство «Время». — 640 стр. 

В этом издании Приложением публикуется Дневник Автора, что не менее интересно и актуально — особенно для тех, кто только появился на свет в 90-ые годы. Чудаков правдиво-cпокойно описывает нашу эпоху, советскую и постсоветскую. Этот роман — ДОКУМЕНТ ЭПОХИ.

Александр Павлович Чудаков — Личность более, чем симпатичная. Поклон. Светлая Память. Люблю.

Ваш редактор, НАШ 

********************************************************************************************************

ПРИЛОЖЕНИЕ

ОТЗЫВЫ о книге «Ложится мгла на старые ступени» Александр Чудаков
Подробнее на livelib.ru:
https://www.livelib.ru/book/1002954473/reviews-lozhitsya-mgla-na-starye-stupeni-aleksandr-chudakov: 

Если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции (но не у моря) Книга Александра Чудакова — это литературное путешествие длиною в жизнь нескольких поколений, осевших в далёком городе Чебачинске, белее известном как Щучинск. Многих обитателей нелёгкая занесла туда как врагов народа, спецпоселенцев и эвакуированных, а вот потомки гордого шляхетского рода Налочь-Длусских-Складовских из Вильны и семьи Саввиных-Стремоуховых очутились в казахском городе-курорте по собственной воле, нутром почуяв, что там, вдали от центра, минет их чаша войн и революций, сполна испитая народами Российской империи и СССР. Чебачинск оказался местом особым не только по климату. Крупные бури обходили его стороной, задевали по касательной, но всё-таки не могли не сказываться на жизни обитателей города. О перипетиях в их непростой судьбе в период с конца Великой Отечественной войны до начала 1980-х годов в автобиографичной манере то грустно, то очень смешно рассказывает главный герой Антон, историк по образованию и летописец по духу. У книги очень живой и яркий язык, персонажи колоритны, а само повествование пестрит забавными эпизодами. Чего стоят рассказы о любителе мондегринов Васи («Погиб поэт — невольник! Честипал!»), история кооперативного коня-«контры» Мальчика, который более всего боялся красноармейцев, или судьба образцового колхоза во главе с ссыльным немцем Герингом (не шефом люфтваффе, но зато какой простор для шуток и фантазии). Чудаков с любовью и тщанием выписал все мелочи быта, все детали, добившись максимального погружения в атмосферу маленького, замкнутого городка и отдельной семьи. А вот песен и стихов в книге могло бы быть и поменьше. То, что к Антону легко «прилипали» любые рифмованные строки, он и сам не очень терпел, но зачем так настойчиво насиловать бесконечными цитатами читателя? Что мне не понравилось, так это нереалистичность описываемых людей и событий с исторической точки зрения. В мире, где, если верить самому автору, свирепствовали репрессии и все стучали на всех, что и приводило к постоянному потоку ссыльных в дальние уголки Советского Союза, Чебачинск оставался нетронутым оазисом, где интеллигенция постоянно ходила по лезвию ножа. То постановление из обкома на абажур наденут, то политические анекдоты начнут травить, то на «Кратком курсе истории ВКП(б)» за неимением тетрадей будут решать арифметические задачки. Немного нереалистично, будто происходит всё в Макондо Маркеса. Но в целом книга мне скорее понравилась и языком, и сюжетом. Есть в ней что-то по-домашнему уютное, как потрескивание поленьев в печи холодным осенним вечером.
Подробнее на livelib.ru:
https://www.livelib.ru/book/1002954473/reviews-lozhitsya-mgla-na-starye-stupeni-aleksandr-chudakov

***

«И нет уже следов былого…» Прекрасная книга. Совершенно уникальная по своей наполненности и насыщенности. Воспоминания об утраченном времени, дань памяти прошлому на пороге будущего. Настоящий калейдоскоп лиц, историй, событий, человеческих судеб. Концентрат уникальных сведений и знаний. Здесь нет сюжета в привычном понимании: завязка, развитие действия, кульминация, развязка и тому подобное. Хотя завязка и развязка всё же, наверное, есть: книга начинается с появления «на сцене» деда Антона Стремоухова (героя и рассказчика в одном лице), а заканчивается уходом деда в мир иной. «Антон, не понимая, смотрел на глинистый, начавший подсыхать могильный холм, на расплывшуюся надпись на ленте. Цветов не было — видимо, сразу украли. Здесь лежит тот, кого он помнит с тех пор, как помнит себя, у кого он, слушая его рассказы, часами сидел на коленях, кто учил читать, копать, пилить, видеть растение, облако, слышать птицу и слово; любой день детства невспоминаем без него. И без него я был бы не я. Почему я, хотя думал так всегда, никогда это ему не сказал? Казалось глупым произнести «Благодарю тебя за то, что…» Но гораздо глупее было не произносить ничего». Книга написана удивительно красивым языком, и это первое, что бросается в глаза. Впрочем, это как раз и неудивительно, ведь автор в первую очередь — известный российский филолог, литературовед, один из крупнейших специалистов по творчеству Чехова. После прочтения этой книги (и при условии, что она затронет за живое) вам непременно захочется больше узнать об авторе, и в этом поможет другая книга —  Сборник памяти. Александр Павлович Чудаков . Многие вопросы тогда отпадут сами собой. Книгу читала довольно долго, но не потому, что читалось со скрипом. Как раз наоборот — приходилось себя сдерживать. Хотелось растянуть удовольствие, поэтому чередовала электронный и аудиоформат: читаю я быстро, а прослушивание аудиокниги занимает гораздо больше времени, чем чтение (а ёще периодически отвлекалась на другие произведения). Да и вообще, эта книга в принципе требует больше времени, больше душевной работы, чем любая другая. Здесь нужна полная вовлечённость, погружение, осмысление, обдумывание. Книга настолько ёмкая и богатая по содержанию, что уложить в голове всё сразу не получается. А хочется! К некоторым главам я возвращалась, чтобы перечитать их ещё раз. Рассказывать, о чём эта книга, не имеет смысла. Это огромное полотно, которое невозможно описать словами. Нужно просто брать и читать. И последнее. На мой взгляд, книга рассчитана на взрослого читателя. Хотя, кто знает?… Не могу советовать этот роман всем и каждому, но одно знаю наверняка: филологи, лингвисты и просто ценители красивого русского языка однозначно будут в восторге, историки — тем более, потому что это живая история, почти документальное свидетельство уходящей эпохи. А для любознательных читателей это вообще клад!
Подробнее на livelib.ru:
https://www.livelib.ru/book/1002954473/reviews-lozhitsya-mgla-na-starye-stupeni-aleksandr-chudakov

********************************************************************************************************

ПРИЛОЖЕНИЕ 2.

Ю.Н. ЧУМАКОВ

Воспоминания и размышления об Александре Чудакове

Опубликовано в журнале НЛОномер 5, 2005

 

Сегодня у Александра Павловича две даты жизни: тысяча девятьсот тридцать восьмой — две тысячи пятый, это 67 лет. В моей жизни его пребывание отмечается двумя другими датами, и они настолько отчетливы, что я бы хотел их воспроизвести.

Мы познакомились утром 28 мая 1969 года в Пскове, куда мы с ним, оба слегка опоздав, приехали на пушкинскую конференцию: он из Москвы, а я из Питера. А расстались мы с ним в середине дня, 19 августа 2005 года, в моем доме, в Новосибирске, откуда он вместе с А. Долининым и А. Белоусовым отправился в аэропорт. А.П., будучи приглашенным на обед, объявил, что придет пораньше: поговорить и помочь, если нужно (мы все только накануне вечером возвратились с нашей Летней школы, проходившей за городом, где такие ученые, как Александр Осповат, Александр Долинин, Роман Лейбов, Александр Белоусов, сам Александр Павлович и мы, новосибирцы, говорили о тексте и комментарии). И, действительно, сидя за маленьким столиком кухни и обсуждая Летнюю школу и ее возможное, года через два, продолжение, он одновременно с большим удовольствием брался за любую «черновую» работу, только сетуя при этом, что нет у нас специального точильного камня, на котором он бы мог выправить наши кухонные ножи. «Мне очень подходит роль кухонного мужика, — говорил он, а потом, в качестве комплимента хозяйке, удивлялся: — Я не знал, что так хорошо умею готовить баклажаны».

Это воспоминание не случайно. Оно имеет отношение к той особенности А.П., которая сравнительно недавно, может, в связи с автобиографическим его романом, была названа «уходящей натурой». Так говорят художники, когда нечто: явление, предмет, кусок пейзажа — необходимо зафиксировать, потому что оно вот-вот исчезнет и больше никогда не повторится. А.П. был человеком, которому было невозможно подражать, абсолютно неповторимой личностью, потому что таковой его создала сама природа, одарив ростом, под стать богатырям, физической мощью, удивительной и не характерной для нашего времени, как бы «начетнической» любознательностью и памятью и уникальной страстью к труду — на равных к труду физическому и умственному, страстью, которая могла казаться чудачеством. Зачем уметь не просто хорошо, но профессионально копать траншеи, плотничать, ухаживать за газоном, осушать болото? На своей даче он показывал траншею, с помощью которой он каждый год отвоевывал у болота кусок земли. «Вы прямо Фауст какой-то!» — сказала ему Э.И. Худошина, и он был очень доволен такой оценкой. Зачем со страстью коллекционировать моря, океаны, реки, озера, плавая в любую погоду, преодолевая волны, или раздвигая льдины, или хотя бы одним нырком переплывая подмосковный пруд? Плавал и бегал он тоже как профессионал, но, кажется, с большим удовольствием, чем те, кто делает это по обязанности.

Читая его роман, узнаешь в герое — автора: «Свободно и просто он вступал в общение лишь с землей, камнем, снегом, деревом, железом — косной материей вообще <…> Живой мир тоже располагался по степени возрастания сложности диалога: травы, деревья, насекомые, рыбы, коровы, кошки, лошади»[1](и псы, особая его любовь). Как-то связана с этой его природностью еще одна черта: А.П. не был «артистичен», в нем совсем не было аффектации, в том числе аффектации «простоты». Будучи физически совершенным, он мог казаться неловким. Невозможно представить, чтобы у него была походка или жесты агрессивно-демонстративного свойства, намекающие на его силу или выносливость. Или чтобы он захотел щегольнуть модной терминологией. Он владел самыми разными языками науки; но в нем совсем не было замашек «вожака», той агрессии и выразительности, без которой нельзя стать лидером. И не то чтобы он «по капле выдавливал из себя» фальшь. Такова была его природа. В нем была закодирована некая созидательная мощь, при полном отсутствии агрессии. С годами это становилось особенно явным.

Говоря о его уникальности, я хочу также сказать, что Александр Павлович, хотя и был вполне современен, но выглядел так (даже без его романа, где все потом объяснено), как будто в нем была представлена та Россия, которая уходила в небытие весь XX век, а уж в XXI ее точно не будет (и это тоже с годами проявлялось все отчетливее). Здесь тоже природа, но уже социальная, потрудилась. Русское начало в нем присутствовало как нечто естественное и коренное. В нем, человеке интеллигентном по самой высокой мерке, его личная одаренность и его личная история соединили то, что принадлежало и народу, и дворянам, и священству.

Попутно расскажу небольшой анекдот о том, как я однажды «попался». Мы разговаривали о В.В. Виноградове, это было еще в первые годы нашего знакомства, и я сказал, что меня раздражает чрезвычайное многословие В.В., его большие толстые фолианты «и стиль какой-то “поповский”», на что А.П. очень мирно заметил, что он и сам-то «из поповской семьи». Я был посрамлен.

Вернусь к моим воспоминаниям, где существует 36 с половиной лет его жизни. Мне хочется вернуться к началу и рассказать, как я его впервые увидел. Это было на пятом этаже Псковского педагогического института. Там был большой профилакторий, занимавший, наверное, половину пятого этажа, в нем было множество комнат, в которых стояли железные кровати известного рода, и некоторым приезжим отводили по отдельной комнате, но с семью кроватями. В одной из них жил Ю.М. Лотман, меня поселили где-то рядом, Александра Павловича также. Мы оба опоздали на день, а во второй день конференции все отправились в Пушкинские Горы на экскурсию, а мы оказались без дела и вот, пришли сюда. Перед этим я познакомился с Е.А. Майминым и Ю.М. Лотманом, который, как оказалось, не поехал на экскурсию, потому что был простужен.

Впечатление от Александра Павловича было очень сильное. Приехав поездом рано утром, он был ослепительно выбрит, очевидно, не электрической бритвой, одет в черный строгий костюм, выглаженный и абсолютно безупречно на нем сидевший, в белоснежной, едва ли не накрахмаленной сорочке и черном галстуке с небольшим узлом, чрезвычайно острым, так что я сейчас даже подозреваю: а не было ли это принятым в те времена галстуком-самовязом. Но почему-то мне кажется, что никаких самовязов у Александра Павловича быть не могло, что все это было приготовлено в поезде для того, чтобы явиться. У него был при себе то ли большой чемодан, то ли два саквояжа: он всегда ездил с довольно большим багажом.

При знакомстве он со мной поздоровался, но поздоровался несколько свысока, может быть, по причине его роста, но может быть, и потому, что он, все знавший и помнивший, никогда не встречал моего имени (в связи с некоторыми обстоятельствами моей жизни я оказался, будучи уже немолодым, среди «начинающих»). Тем не менее в его лице было что-то напряженное и даже растерянное. Он ожидал чего-то другого, может быть, не этого профилактория на пятом этаже, может быть, надеялся на встречу с кем-то, но он был явно разочарован, может быть, поэтому и появился в его лице оттенок высокомерия. Во всяком случае, мы с ним познакомились, но это наше знакомство далее не развернулось. Все произошло значительно позже, и сблизили нас все-таки Пушкин и Ю.Н. Тынянов.

За то время, которое прошло от первой встречи до последней, наши отношения сильно изменились, и в августе этого года (полтора месяца назад!) было, конечно, совсем по-другому. Я только не знал, что это наша последняя встреча. С.Г. Бочаров горестно заметил, что Александр Павлович назвал свой роман одной блоковской строкой, а исполнилась другая: «Нас всех подстерегает случай». Вот судьба или случай и подстерегли: «Как сумасшедший с бритвою в руке».

В откликах на его книгу «Ложится мгла на старые ступени» отмечалась одна черта в изображении предметов и вещей, которой, вроде бы, Александр Павлович мог научиться у Чехова и у своего чеховедения. Умение описать предметный мир было одним из мало с чем сравнимых научных достоинств А.П. Но именно потому, что у него самого было редкостное чувство предмета и вещи. Об отношении А.П. к миру я уже говорил. Слово и вообще все, что говорит, в семиотическом смысле, — это еще одна стихия, где А.П. чувствовал себя своим. Именно потому, что он так сильно чувствовал слово, он великолепно описал чеховскую словесную стилистику, но об этом единстве слова, вещи и мира — и его собственный роман.

Я, кажется, довольно много говорю о его отношениях с миром, но при всем этом он был именно настоящим ученым и настоящим филологом. Его профессиональное чувство, безусловно, включало в себя начало некоего поэтического созерцания и в то же время причастности к разнообразному, красочному, яркому, пластическому миру. В нем это было нераздельно. И, собственно говоря, это и отражалось на его видении писателей, классиков. Мир возможностей, который раскрывается перед каждым свободным человеком, его очаровывал. И он мог видеть эти неожиданности, эти не-чаянные радости, он их мог угадывать и стремиться к ним навстречу. Конечно, среди них свершаются и страшные, неожиданные, нелепые вещи, но это все происходит в том же — вот в этом мире.

Несмотря на то, что Александр Павлович в основном писал о прозаических текстах, он отлично знал, любил и понимал поэзию, понимал, какая громадная пропасть лежит между этими двумя разными, в сущности, видами искусства. В книге «Мир Чехова» он говорит о том, что «внедрение в прозаическую художественную систему элементов поэтического построения — акт дерзкого новаторства, по своей смелости сопоставимый лишь с организацией художественного мира на основе принципа случайностности»[2]. Я думаю, что все художественные миры, в которых может действовать что-то подобное, будут тем интересны, что в них, может быть, не целиком, но в обязательном порядке к художественному тексту должен прикасаться макрокосм. В конце-то концов, где же, собственно, случай-то находится — это «мгновенное и мощное орудие провидения»?

Не случайным является и обращение Александра Павловича к «Онегину». Ему принадлежит несколько статей о «Евгении Онегине», очень глубоких и серьезных, а в последнее время он загорелся идеей «тотального комментария» к пушкинскому роману. Он об этом говорил у нас на спецкурсах, об этом он напечатал статью совсем недавно в «Пушкинском сборнике», вышедшем в Москве в издательстве «Три квадрата»[3], эти же идеи он развивал у нас на Летней школе. Здесь следует заметить, что идея тотального комментария, при развитии которой он своими соперниками, видимо, ощущал и Ю.М. Лотмана, и Владимира Набокова, имеет глубокое основание — прежде всего в удивительном комментаторском искусстве Александра Павловича. Настоящий филолог, видимо, — это комментатор по преимуществу, и, надо сказать, помимо своих теоретических книг, помимо своих художественных опытов, Александр Павлович — один из наиболее, я бы сказал, классических комментаторов, который стремится исчерпать свой предмет. Здесь у него много достижений.

Для меня наиболее дороги его комментарии к работам Ю.Н. Тынянова, и я остановлюсь здесь на одной статье, которая у Тынянова получила (у него самого она оставалась в черновых записях) сначала название «Ленский», а потом — «О композиции “Евгения Онегина”». А.П. ввел эту статью в научный обиход. Она долгое время была неизвестна, и, когда в 1968 году подготавливался сборник статей Тынянова «Пушкин и его современники», эта статья, которую там уже собрались печатать и о которой в предисловии, заранее опубликованном в журнале «Русская литература», писал В.В. Виноградов, была изъята по той простой причине, что некоторые события десятилетней давности вновь припомнились издателям тех времен. Дело в том, что беловая часть была напечатана в «Strumenti critici» в переводе на итальянский язык, и эта публикация задержала выход великолепной статьи Тынянова на целых семь лет. Александр Павлович опубликовал ее впервые на русском языке и целиком лишь в 1975 году в «Памятниках культуры»[4], сопроводив комментарием, различными материалами, черновиками и пр., а через два года в сборнике «Поэтика. История литературы. Кино» представил еще более подробный комментарий к этой статье. В сущности, тем, что Тынянов сохраняет столь значительное место в нашем теоретическом мышлении, мы во многом обязаны и Александру Павловичу и Мариэтте Омаровне Чудаковым, поскольку с 1982 года каждые два года проводятся Тыняновские чтения.

Сам Александр Павлович — большой сторонник Тынянова. Тынянов — одна из важнейших опор его мысли, и неудивительно поэтому, что некоторые его фундаментальные формулы связаны именно с его идеями. Недаром он считал, что структурализм хотя и продолжил то, что было заложено формальной школой, но внес в понимание литературы излишнюю жесткость и системность. Он предпочитал формализм в его первоначальной открытости миру, в той открытости, которая была прервана в самом начале.

В заключение я бы хотел еще раз вернуться к его замечательному роману, написанному после многих теоретико-литературных работ, так же как это было у столь чтимого Александром Павловичем Ю. Тынянова. Меня всегда интересовало присутствие блоковской строчки, которая является заглавием всего романа и «держит» его целиком. Эта строчка принадлежит одному из мистических стихотворений «Стихов о Прекрасной Даме», и кажется, что она как-то не совсем схватывает огромную, многолюдную, рельефную, плотную панораму текста. Это блистательное стихотворение Блока — «Бегут неверные дневные тени…» (1902), очень цельное, очень ясное по своему настроению и в то же время остающееся мистическим, далековато от переживания романной пластики. Разумеется, можно воспринять строку Блока как меланхолическую ноту, как выражение печали об исчезающей культуре, и, возможно, массовый читатель так и поймет. Но мысль эту принять трудно.

Хочу предложить краткую гипотезу о возникновении заглавия «Ложится мгла на старые ступени». Александр Павлович говорил мне и многим другим, что сначала он хотел назвать роман «Смерть деда». Это вполне сходилось бы с общим замыслом романа, с его композицией и картиной изображенного. Дед в романе — это могучая фигура, и она является композиционной скрепой всего романа. Но «Смерть деда» оставляла текст привязанным хотя и к катастрофической, глобальной, но, тем не менее, земной истории, а был, вероятно, необходим выход в символическое, может быть, сакральное измерение. Допускаю, что для этого А.П. понадобилось стихотворение Блока «На смерть деда» (тот же 1902 г.), где говорится о том мгновении, когда умер Андрей Николаевич Бекетов. За несколько мгновений до его смерти все те, кто был в комнате, увидели, как в окне идет он же, манит их рукой, веселый и улыбающийся:

Там старец шел — уже, как лунь, седой —Походкой бодрою, с веселыми глазами,

Смеялся нам, и все манил рукой,

И уходил знакомыми шагами.

 

Обернувшись, они увидели «прах с закрытыми глазами». И далее следует, в тютчевской манере, обобщение:

Но было сладко душу уследитьИ в отходящей увидать веселье.

Пришел наш час — запомнить и любить,

И праздновать иное новоселье (курсив мой. — Ю.Ч.).

 

Наверное, именно этот блоковский подтекст хотел бы ввести Александр Павлович в основание своего романа. Но кто угадает наведение на него в информационном сообщении «Смерть деда»? Если бы можно было назвать роман «На смерть деда», знающие читатели быстро бы разгадали аллюзию. Но для заглавия это не подходит. И тогда могло быть найдено другое решение. Эмфатически-броская строка из ультрамистического стихотворения Блока, легко находимая и лежащая в близком соседстве со стихотворением «На смерть деда», обнаруживает христианское чувство, овевающее весь роман. К тому же блоковское «На смерть деда» возвращает читателя к еще одной ступени нашего имплицитного построения. Это концовка фильма Андрея Тарковского «Зеркало», где душа умирающего улетает птицей в бескрайнее небо.

Кому-то предложенный ход может показаться усложненным. Однако он вполне в духе самого Александра Павловича. В небольшом предисловии к его книге «Слово — вещь — мир» он пишет, что в ней «значительно облегчен справочный аппарат». И далее (это последняя фраза): «Любителей многоступенчатой сноски автор просит обращаться к первым публикациям, где автор, сам ее партизан, надеется удовлетворить всех вполне»[5].

 

1) Чудаков Александр. Ложится мгла на старые ступени. М., 2001. С. 386—387.

2) Там же.

3)Чудаков А. К проблеме тотального комментария «Евгения Онегина». С. 210—237.

4) Чудаков А.П. Статья Ю.Н. Тынянова «О композиции “Евгения Онегина”» // Памятники культуры. Новые открытия. Письменность. Искусство. Архитектура. М.: Наука, 1975. С. 121—140.

5) Чудаков А.П. Слово — вещь — мир… С. 6.

 

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ

Мир Чудакова

Начну с простого и совсем меня не красящего факта: я не помню ни когда впервые увидел Александра Павловича Чудакова, ни когда с ним познакомился. То есть почти уверен, что видел…
См.: https://magazines.gorky.media/nlo/2005/5/vospominaniya-i-razmyshleniya-ob-aleksandre-chudakove.html
//Источник: ЖЗ — русский толстый журнал как эстетический феномен
*****************************************************

22 комментария

  1. PS
    Изучать эпоху лучше вот по таким честным книгам, как у Чудакова А.П., а потом уже что-то сверять с ангажированными справочниками по истории, написанными по госзаказу.

    ***
    Силам тьмы, отметившимся на данном сайте, скажу:
    НЕ ДОВОДИТЕ СИЛЫ СВЕТА ДО ЯРОСТИ!
    Вас, интернет-гадьё, на Тонком плане уже нет … Ом
    Под обломками собственной зависти и ненависти вы погребены. Аминь!
    🙂
    НАШ
    *** *** ***
    https://www.youtube.com/live/XFLzQ7bYSHo?si=GPGekG-1wI9kLhXf
    YouTube
    852Hz + 963Hz VIOLET FLAME | KARMA CLEANSE, REMOVE ALL NEGATIVE ENERGY, MANIFEST MIRACLES, REIKI

  2. Вечерняя рассылка

    Радио Свобода
    Вчера, 18:04
    Кому:вам

    Зеленский призывает исключить РФ из Совбеза ООН, Карабах под обстрелом, альбом БГ стал политическим событием. События 19 сентября

    Армия Азербайджана наносит удары по позициям в непризнанном Карабахе

    Армия Азербайджана объявила о проведении военной операции в непризнанной республике Нагорный Карабах. Целью объявлено «восстановление конституционного строя». Сообщается об ударах по объектам армянской и карабахской армий.

    Россия атаковала беспилотниками Львов

    Российские войска в ночь на вторник атаковали беспилотниками Львов. В городе были слышны взрывы, работала ПВО. В результате атаки начался пожар на промышленном складе. Под завалами нашли тело одного погибшего. Владимир Зеленский призвал исключить Россию из Совета безопасности ООН. Эти и другие новости – в военном блоге Радио Свобода.

    Максим Осипов: «Бег не прекратился, но замедлился»

    «Потери ясны: я потерял возможность лечить людей, жить в тарусском доме, смотреть на деревья, которые выросли на моих глазах, видеться с друзьями, оставшимися в России, слышать родную речь, бывать на могилах родителей. Как-никак я прожил в России почти 60 лет за вычетом года в Америке и теперь полутора – в эмиграции. Не говоря уже об историческом фоне, на котором происходит наш разговор: каждое утро начинается с чтения чудовищных новостей. Приобретения, однако, тоже есть, хотя они и менее очевидны. Я преподаю голландским студентам русскую литературу, причем на английском языке. Думал ли я о таком повороте?» Большой разговор с врачом и писателем Максимом Осиповым, уехавшим полтора года назад в Голландию.

    «Реквием по стране». Соцсети о новом альбоме Гребенщикова

    Борис Гребенщиков выпустил «хороший, но невыносимо печальный» альбом (Борис Акунин). «Такой трагический современный Реквием. По той стране, где еще можно было дышать».

    Всего четыре песни, изданные БГ на мини-альбоме «Богрукиног», неожиданно стали большим не только музыкальным, но и политическим событием.

    «Все в СИЗО поддерживают Украину». 19-летнему россиянину грозит пожизненное заключение за антивоенные листовки

    «Мне кажется, он не понимает до конца, что ему грозит пожизненное. Он планирует будущее на свободе – пишет, что хочет учиться на мультипликатора».

    Прошлой осенью в Иркутске схватили 18-летнего парня, обвинив его в том, что он обмотал рельсы медной проволокой и оставил на них какие-то листовки. А потом решили объявить его террористом. Якобы собирал деньги на поджог военкомата.

    Ставка о двух концах. Почему в войну меры ЦБ могут не сработать

    Банк России продолжает «закручивать гайки» в надежде поддержать рубль и обуздать разгон инфляции. На очередном заседании Совета директоров регулятора было принято решение повысить ключевую ставку еще на 1 процентный пункт до 13 процентов годовых. Сработают ли эти меры в условиях войны?
    Ещё не подписаны на нашу рассылку? Подпишитесь сейчас!
    Подписаться

    «Мешал фальсифицировать выборы»: наблюдатель – о голосовании на Кубани и аресте

    «Иркутск – город, где никогда не было крепостного права, здесь жили и учили детей декабристы. Я родился и вырос рядом с затопленным Илимским острогом, где отбывал ссылку Радищев, учился в школе его имени и занимался в краеведческом кружке. На этом фоне, конечно, меня удивило чинопочитание и раболепие многих жителей Кубани». Игорь Огородников, переехавший в Геленджик из Иркутска, был наблюдателем на минувших муниципальных выборах. Сперва к нему прямо на участок пришел местный военком для вручения повестки, а перед подсчетом голосов активиста забрали полицейские – якобы он отказался выполнить их законные требования.

    Марк Котлярский и Ася Явиц. Начать жизнь заново – в Израиле

    «Израиль – это не совсем эмиграция, хотя есть черты эмиграции в этом процессе. У меня здесь огромная семья, мы приехали в дом моей тети Розы, а в холодильнике нас ждал борщ, потому что мой младший ребенок первое, что спросил, когда мы сказали, что едем в Израиль: «А там есть борщ?». И когда тетя Роза узнала, она сказала: «Так конечно! Весь вопрос только какой, потому что я умею готовить три вида». Стендап-комикесса Ася Явиц – гость нового выпуска подкаста «Зарубежье».

    Как устроена Америка. Нью-Джерси

    «Отличаемся ли мы, жители Нью-Джерси, от жителей Нью-Йорка? Наверное. В отличие от ньюйоркцев нам часто приходится ездить на машине на работу, в школу или в магазин. Мы любим жить в своих домах. Еженедельно тщательно подрезаем свои зеленые лужайки, следим за здоровым ростом деревьев и цветов в своих садах. Для этого мы прибегаем к помощи многочисленных садовых компаний. На номерных знаках наших машин гордо красуется слоган «Штат садов»». Филолог Светлана Коршунова – гость подкаста Александра Гениса «Как устроена Америка» – рассказывает о штате Нью-Джерси.

    В грязном подъезде. Виталий Портников – об антисемитизме Путина

    «В случае с «Моше Израилевичем», как Путин презрительно обозначил Анатолия Чубайса, это был антисемитизм классический, «тот самый», знакомый по анекдотам и погромам. Я очень надеюсь, что с этим выступлением Путина тема его антисемитизма закрыта раз и навсегда и не требует новых доказательств. Да, он антисемит – и всегда был, даже когда дружил с Ротенбергами и обнимался с Нетаньяху».

  3. https://youtu.be/85CVsda1ovE?si=DH3qHWNCUyWtknQw
    YouTube
    Обращение учёного Эгона Чолакяна к Человечеству | Начало конца 2023
    #земля #планета #новости
    СРОЧНОЕ СООБЩЕНИЕ!
    Эгон Чолакян обращается к общественности после участия в совместном заседании Нобелевского комитета и Национальной академии наук в Вашингтоне.
    В своем обращении он рассказывает о причинах глобального изменения…
    ***********************************************************

    https://youtu.be/4seCrsnyYZg?si=v7_Q7qSMAHL8Ce-H
    YouTube
    Приближается буря, которая уничтожит тех, кто ее вызвал//Эра Водолея
    ************************************************************

    Физика знамения: https://proza.ru/2021/05/19/1351
    НАШ

    • https://youtu.be/5mYL_t6Zuk4?si=4t110N0LHiydMZJI
      YouTube
      В Китае торнадо разнёс город Шанхай ветер поднял с земли несколько автомобилей
      #китай #торнадо #новости
      Срочные новости поступают с Китая.
      В результате прохождения торнадо во вторник 19 сентября над некоторыми населенными пунктами муниципального района китайского города Шанхай двое погибли и 15 получили ранения, сообщила сегодня местная…

  4. https://youtu.be/UTaMW1u8QJ0?si=FKdnWW6Lk_p18URK
    YouTube
    Кометы 2023 и фатум
    #Кометы2023 и #фатум #ВсадникиАпокалипсиса?
    //Анастасия Лаврентьева, астропсихолог, Одесса.

    • https://youtu.be/4RKcfCyawmI?si=QkPHmsCIf27ZFhKh
      YouTube
      Наводнение в Ливии самые страшные кадры с города Дерна. Гнев жителей из-за бездействия властей
      #ливия #наводнение #новости
      Самые страшные кадры с Ливии этой недели – трагедия в Северной Африке более 11 тысяч погибших, 20 тысяч пропавших без вести. Жителей ливийского города Дерна вода просто смывала в море.
      Информация на сегодня , что происходит после…/19.09.23

  5. Forwarded from
    Протестная Россия
    ⚡️ВСЛЕД за Украиной вспыхнула 2-я самая горячая точка планеты — Нагорный Карабах

    О подлинной ситуации с мест событий вещают наши коллеги — t.me/newsarmenia
    *************************************************************
    UPD
    Вечерняя рассылка

    Радио Свобода
    Вчера, 18:36
    Кому:вам

    Карабах не сопротивляется. Президент Украины выступил на заседании Совбеза ООН. События 20 сентября

    В Ереване проходят протесты против условий перемирия в Карабахе

    Представители Нагорного Карабаха заявили о прекращении огня с 13.00. Сообщение подтвердило Минобороны Азербайджана. Власти самопровозглашённой республики фактически согласились на все требования азербайджанской стороны, потребовавшей от них распустить военных. В Армении продолжаются протесты против решения правительства не оказывать сопротивления азербайджанской армии.

    Вонючее рыло войны. Соцсети о конфликте в Нагорном Карабахе

    «Армения надеялась на Россию, но просчиталась. Этого армяне нам никогда не простят. И это счет, который будет предъявлен независимо от того, кто там прав, а кто виноват. Не можешь кому-то помочь — не обещай. А если пообещал, но не помог, то это чревато последствиями.» Блогеров возмущает позиция России, которая устранилась от участия в конфликте вокруг Нагорного Карабаха и возложила всю ответственность на правительство Армении.

    Storm Shadow над Крымом
    Вооруженные силы Украины заявили об успешном поражении командного пункта Черноморского флота России в Верхнесадовом Нахимовского района Севастополя. Число жертв авиаудара, который российская армия нанесла по городу Купянску Харьковской области 19 сентября выросло до восьми человек. Эти и другие сообщения – в военном блоге Радио Свобода.

    В ООН проходит заседание Совета безопасности с участием Зеленского

    Владимир Зеленский заявил, что нельзя больше доверять ООН в связи с неспособностью организации решать конфликты. По его словам, Москва занимает место в Совете безопасности незаконно и получает за счёт этого привилегию права вето на все решения организации. «Идёт 574 день войны в Украине, — сказал он. — Это 574 причины поменять что-то в организации».

    Ещё не подписаны на нашу рассылку? Подпишитесь сейчас!
    Подписаться

    «Ведут себя агрессивно и вызывающе»: на юге России нападают на наемников ЧВК «Вагнер»

    3 сентября в Батайске на 28-летнего наемника ЧВК «Вагнер», участника войны в Украине, напала толпа. Один из нападавших выстрелил из травматического пистолета, ранил вагнеровца в спину и шею и скрылся. Это одно из трех известных нападений на бывших наемников ЧВК «Вагнер» на юге России. Большинство конфликтов происходят в темное время суток без свидетелей и, по версии полиции, на «бытовой почве» – однако в то же время депутаты требуют «заступиться за избитых». Есть ли связь между нападениями на вагнеровцев?

    «Наша Тушка». Самый смертоносный гражданский самолет в мире

    «Ту-104 – самый быстрый самолет!
    Он за три минуты до могилы донесет».

    В августе 58-го и спустя два месяца в СССР произошли две авиакатастрофы с самолетами ТУ-104, который по мысли советских властей должен был «утереть нос» англичанам. Это было начало череды трагических происшествий с первым советским реактивным лайнером, унесшим жизни более 1100 человек.

    Первое преступление Путина. Михаил Кригер – о «рязанском сахаре»

    Мы публикуем письмо политзаключенного Михаила Кригера, напоминающего о взрывах жилых домов в 1999 году. Кригер не сомневается в том, что к этим преступлениям была причастна ФСБ. «Я тогда в первый раз всерьез присмотрелся к Путину и понял, какое чудовище рвется к власти в России. Будучи «обычным человеком», я поначалу не мог поверить в предвыборный характер взрывов. Но после событий в Рязани сомнения развеялись. Долгое время я не мог и не хотел с этим смириться. Это было главным движущим фактором моего погружения в общественную жизнь».//радио Свобода

  6. Сайт ЖЕЗ закрыт до лучших времен (я в работе).
    ***
    https://proza.ru/2019/08/23/1181
    ***
    https://proza.ru/2021/04/08/1348
    ***
    До свидания, добрые люди!
    Храни, вас, светлый Рок!
    Радости вам! 🙂
    АУМ
    НАШ
    *******
    Мой новостной ТГ-канал также на паузе с 1.10.23 : https://t.me/s/jezmmm24

    МИР СУЩЕМУ!
    НЕТ войне и насилию! Аминь
    ОУМ
    *****************************************
    PS
    Вот я и думаю, в какой бы стране попросить политического убежища: эрэфия/режим путлера съел лучшие годы мои… серость душит! … (((
    ЗАБУДЬ!..

    ***
    https://proza.ru/2020/05/02/1871 — Что может изменить сознание людей? НАШ

  7. !!!
    Новая книга Дмитрия Быкова о Владимире Зеленском

    Forwarded from
    Дмитрий Львович Быков
    Бумажная:

    https://www.lulu.com/shop/дмитрий-быков/vz/paperback/product-je5w4p5.html?page=1&pageSize=4

    До 29 сентября промокод LEARNING10

    Электронная:
    https://freedomletters.org/books/54-vz/
    Доступна также на Amazon, Apple Bookstore и тд

    На следующей неделе читаем главу на Патреоне.
    Lulu
    VZ
    VZ Дмитрия Быкова — не биография Владимира Зеленского. И это даже не книга о войне.
    VZ — особенно её третья часть, «Мистерия» — о, возможно, финальной битве архаики и прогресса. О битве, разворачивающейся на наших глазах и с нашим — хотим мы того или нет…
    // https://t.me/dmibykov/639

  8. https://youtu.be/Yzx_F4bTir8?si=rebluDNDOF0UOcSg
    YouTube
    Ludvig Van — Тихая осень
    🙂

    Света и Добра!
    *** *** ***
    https://youtu.be/vpvQfCLWOn8?si=llNbozm2bKA_RxL0
    YouTube
    THE END
    #snowfall #ambient #ambientmusic #darkmusic #dreamscapes

  9. Опять прощание. Очередной контрактник , но говорят » доброволец».
    За деньги уходил убивать на чужую землю- сам убитым оказался.
    Регион наш самый дотационный в Сибири, с работой напряженка- вот и » клюют» на предложения подзаработать большую деньгу.
    А обьявлений таких пруд пруди! По ТВ местному, на столбах , в райгазетах.
    Почему народ зомбирован? Умело его бомбардирует телевидение. Потом страх заполз в неокрепшие души. Невежественного люда предостаточно. И нет альтернативных источников информации у многих. Интернета нет , говорю о пенсионерах .
    Иные » на двух стульях» сидят. К примеру. Чихвостит пенсионер местную и российскую политику- пенсия маленькая, на лекарства много уходит и тд. Но западный образ жизни- ни в какую не принимает, дескать, ЛГБТ, другие вольности, нет, пусть уж лучше хоть и бедно- нищее, но наше, посконное…
    Лучше мы , в неделю истратив всю пенсию, будем существовать » на подсосе», лучше в комке под запись хлеб и кашу и курево будем брать, но от » скреп» своих ни за что не откажемся.
    И как такой электорат в марте следующего года проголосует?
    Да примерно так, как месяц назад. Семьдесят или пятьдесят процентов вообще проигнорирует выборы Президента, большинство пришедших » ЗА».
    То есть, будет опять -» в одну калитку».
    А именно- весь административный ресурс с силовиками плюс огромная масса зомбированных- они то и решат судьбу ближайшего нашего будущего…
    Нужно уже сейчас начинать что то делать.

    Александр

    • Вот и начинайте! я это «что-то» делаю с 22 февраля 22 года.

      Вы себя «рериховцем» считаете, вот и поднимайте Рериховское движение!
      В противном случае, адресуйте риторические вопросы Е.Шульман (издалека любить народ просто), либо форуму Свободная Россия, либо «Яблоку», не мне — одиночному активисту в неволе! я здесь сижу в «тюрьме»/пустыне… мое/Наше поле Боя — всё пространство 3D и нижний астрал.

      Одно скажу: для грубого и злобного невежества и потрясения будут тяжелыми, если не кровавыми. РФ свою Карму пожинает. Ом

      РФ на Покаяние в массе своей НЕ способна.
      Шамбала больше с РФ не работает.
      Тема закрыта. Ом

      Всех благ.
      НАШ
      _____________________________________________________________

      https://youtu.be/VRedEJ-lSCU?si=gDex8REPtsRc9oya
      YouTube
      Сохраняйте душевный свет, по которому вас найдут такие же светлые души.
      Аминь

      • PS
        Мысли вслух

        Алтайский край полнится «рериховцами» из регионов России. Где работа?! — только небо коптят. (((

        В Московском же регионе всем, кто чего-то да стоит, кислород уже перекрыли жупелом «иноагент» — руки повязали.

        Мне очень «нравится», как сопротивляться призывают те, кто сам сидит, сложа руки, не высовываясь! …. провокаторы, однако.

        Повторю, россиян НЕ разбудила даже война. (((
        НАШ

        • Екатерина Шульман о расколе России

          Мы это увидим позже. Это может быть тяжелая ситуация. Ситуация будет тяжелой в любом случае. Мы были обществом с некоторыми, даже многочисленными здоровыми тенденциями, но мы были обществом нездоровым. Здоровым назвать нас было нельзя.

          Сейчас общество в состоянии ужаса. Поэтому оно говорит странные вещи. Или в подавляющем большинстве вообще ничего не говорит. Находится в состоянии активной паники или в состоянии, так сказать, тихой паники. Когда-то всё это разморозится, к вопросу о реакции на стресс. Какие-то люди реагируют сразу, какие-то люди реагируют потом. Социумы — это большие организмы. Они скорее реагируют потом. Так что гражданский раскол, взаимная неприязнь, раскол между даже не теми кто там за, кто против. Как раз те вопросы, которые сейчас обсуждаются, перестанут быть такими важными через некоторое время. А вот между теми, кто считает, что нам воткнули нож в спину, предали, и не дали победить, и теми, кто считает, что главное зло в том, что мы вообще начали воевать. Вот это может давать интересную политическую картину.

          //Протестная Россия, ТГ

  10. Сайт Радио Свобода
    30 сентября 2023
    Михаил Шишкин. Писатель

    Предположим, заговор «Валькирия» 20 июля 1944 года удается. Полковник Штауффенберг взрывает Гитлера. Новое военное правительство останавливает войну. Условием мира союзники называют денацификацию. Денацификацию Германии проводят партия и гестапо.

    Депутинизацию будет проводить следующий Путин.

    Всю жизнь я чувствовал под ногами твердую почву, и это была русская культура. Сейчас под ногами пустота.

    Мадам де Сталь походя заметила: «Le silence russe est tout à fait extraordinaire: ce silence porte uniquement sur ce qui leur inspire un vif intérêt». («Особенно удивительно молчание русских: умалчивают они именно о том, что их живо интересует»).

    Осенью 14-го года я прилетел на книжную ярмарку в Красноярск. Огромный праздник литературы. Выглядело все как во Франкфурте. Так и должно быть в 21-м веке: мировая культура располагается в Сибири как дома.

    В отечественной политической жизни есть только два времени года: порядок и смута
    В тот год на моих выступлениях в Европе все вопросы и разговоры были о войне. На книжной ярмарке в России говорили о чем угодно, только не о войне. Всех страшно интересовал новый путеводитель по Древнему Риму. Кажется, я был единственный, кто говорил со сцены о наступившей катастрофе.

    Это молчание было унизительно. Унизительно для всех: и писателей, и читателей. Это было последней каплей. Я не хотел больше возвращаться в это унижение.

    За годы войны молчание стало оглушительным, после 24 февраля – нестерпимым.

    Лавина слов не прекращается: «яблочно-книжные фестивали», презентации новых путеводителей по античному Риму, выпуски толстых литературных журналов, делающих вид, что все ОК, курсы «Теории и практики литературного мастерства», workshop’ы для молодых писателей на актуальные темы: «Как строить сюжет», «Конфликт, герои, стиль». Лавина молчания. Молчание хором. Все это – один большой мастер-класс для русской культуры по молчанию.

    Громкое говорение не о том – молчание наотмашь.

    Молчание во спасение? Русская литература не спасла от ГУЛАГа, но помогала выжить в стране-ГУЛАГе. И вот снова спешит на помощь.

    Цитата из фейсбука одного известного автора, выступающего на встречах с читателями в России:

    «Публика на встречах – благодарная, ласковая, внимательная (от слова «внимать»). И вот еще что: год назад любое слово да даже звук о том, что творится вокруг, вызывало бурную благодарность. Спасибо, спасибо, что говоришь! Последнее время всё наоборот: спасибо, что не говоришь! Все уже всё знают. Поняли. И устали. Чем дальше от того, что и так окружает, тем лучше. Отвлечься и выдохнуть, хоть ненадолго».

    Молчание как способ выживания, молчание как воздух для дыхания.

    Время и исторические обстоятельства меняют вкусовые рецепторы. Когда-то в юности русская классика не давала захлебнуться в совковой лжи. Книги на полках те же, рифмы не распускают объятий, буквы не разбежались, но слова означают что-то совсем другое, имеют другой вкус. Пытаюсь перечитывать любимых поэтов золотого века, а они все нафаршированы патриотической блевотиной.

    Россия готова для нового царя, но новый царь еще не готов для России

    Мы не можем не нести в себе следы державы, в которой выросли. Мы все, кто родился от Москвы до самых до окраин, родились и выросли в тысячелетней империи, и даже если мы ненавидим ее, мы дышали ее воздухом. И когда мы говорим о русской «имперскости», «колониальности», это звучит комплиментарно для этого бесконечного кровавого болота, ведь ставит нас в один ряд с Британской империей. Нужно осознавать, что страна и в 21-м веке живет по закону Золотой орды: сверху пирамиды хан, внизу – его рабы, без права голоса и собственности. И единственный смысл и идеология этого общественного устройства – сама власть и борьба за власть, а необходимое и достаточное условие существования – насилие.

    Этот образ жизни огромной страны нельзя отменить никаким декретом, как нельзя отменить язык.

    На протяжении жизни поколений тюремная действительность вырабатывала тюремное поведение. С волками жить – по-волчьи выть. Это выражалось в языке, который призван был обслуживать русскую жизнь, поддерживая ее в состоянии постоянной, бесконечной войны и со всем миром, и с самими собой. Когда все живут по законам лагеря, то задача языка – война каждого с каждым. Если сильный обязательно должен побить слабого, задача языка – сделать это словесно. Унизить, оскорбить, отнять пайку, опустить. Язык как форма неуважения к личности. Язык как средство уничтожения человеческого достоинства. Такого вербального оружия, как мат, нет ни в одной другой «империи». На этом языке, выражающем суть русской жизни, говорит тысячу лет и власть, и население. А язык русской литературы – это иностранная нашлепка на теле языка рабской пирамиды, которая появилась в 18-м веке, когда колонисты с Запада принесли с собой нездешние понятия: Liberté, Égalité, Fraternité.

    Давно отмечено, что российская власть подобна царю Мидасу: как античный царь превращал в золото все, к чему прикасался, так все, чего она касается, превращается в дерьмо и кровь. Они протягивают свои пальцы ко всему. Они хотят использовать Толстого, Рахманинова, Бродского. Они устраивают поклонение умершим, зная, что те не могут ответить, и им кажется, что отсвет классиков падает в этом случае и на них, на путинский режим, на их «СВО».

    Не сомневаюсь, Толстой послал бы бандитское лжегосударство на … и потребовал, чтобы по всей стране в каждой школе в кабинете литературы висели над классной доской вместо его портрета слова: «Патриотизм – это рабство!» Рахманинов сейчас бы давал благотворительные концерты в пользу раненых украинских детей. Бродский покаялся бы за свою позорную «брехню Тараса» и лекциями собирал по всему миру деньги на ВСУ.

    А вот Достоевский, с его православной всечеловечностью, боюсь, был бы ведущим на канале «Царьград».

    После 24 февраля на протесты выходили лишь одиночки. Где теперь эти отчаянные прекрасные люди, вышедшие защитить собою достоинство своего народа и своей страны? В тюрьме или бежали. Народ безмолвствовал. Стратегия выживания поколений – молчание. Западные эксперты по России объясняли это страхом.

    Потом объявили мобилизацию, и мир недоумевал, видя, как сотни тысяч русских послушно идут на войну убивать украинцев и быть убитыми. Это уже не имеет ничего общего со стратегией выживания. Глубже, страшнее.

    Хотят ли русские войны? Спросите у мобиков, которые бунтуют из-за того, что снарядный голод замучил – «нечем хохлов ебашить».

    Население России заражено племенным сознанием. Эта детская болезнь человечества лечится просвещением. В современной цивилизации племя сменилось индивидом, в основе общества стоит личность. Я сам несу ответственность за главное решение в жизни, что есть добро, а что – зло. И если моя страна, мой народ творит зло, значит, я буду против моей страны и моего народа.

    В племенном сознании отсутствует само понятие личной ответственности за выбор добра и зла. Родина-мать зовет! Сознание племени, окруженного врагами, всегда старался укреплять любой русский режим от «самодержавия, православия, народности» до «Славы КПСС!» и «Крымнаша».

    В отечественной политической жизни есть только два времени года: порядок и смута. Народная мудрость поколений: если порядок, значит, царь настоящий, если смута – нет.

    (Продолжение — см. ниже)

    • (Продолжение)

      Победителя не выбирают. Сила – единственная русская легитимность. Проиграл чеченскую войну – Борька-алкоголик. Выиграл – царь в Кремле. Присоединил Крым – есть Путин, есть Россия. Не одолел киевских нациков – карлик в бункере за километровым столом.

      Россия занимает территорию, на которой историческое время остановилось. Страна никак не может выбраться из прошлого в настоящее – изменение календаря тут не помогло.

      Невзятие Киева, отсутствие победы в украинской войне – внятный знак: царь ненастоящий.

      Страна замерла, когда танкам Пригожина оставалось до Москвы 400 километров, 300, 200… Вагнеровцев встречали в «освобожденном» Ростове цветами и мороженым. У него было все для того, чтобы объявить себя новым царем: сила, которой никто не пытался даже противостоять. Он был свой плоть от плоти: источал привычный русскому носу запах тюрьмы, из него изливалась родная речь. А главное – он был единственным из путинских «генералов» с пусть и маленькой, но победой в кармане.

      Россия готова для нового царя, но новый царь еще не готов для России.

      Увы, никто в Москву на «Абрамсе» не приедет.

      В историческом смысле Германии повезло, что полковник Штауффенберг не взорвал Гитлера. Денацификацию проводили не гестаповцы, а оккупационные власти.

      Культура – это форма существования человеческого достоинства
      Натовские комендатуры не будут развешивать по городам российской глубинки плакаты с убитыми украинскими детьми: «Это ваша вина, это вина вашего города», как это делали американцы в послевоенной Германии. На русской карте не найти Нюрнберга. Не будет русского национального покаяния. Постпутины не встанут на колени в Буче, Мариуполе, Праге, Будапеште, Вильнюсе, Тбилиси. Не царское это дело.

      Соответственно, не будет и плана Маршалла. Зато будет handshake с первым же кремлевским властителем, который пообещает Западу контроль над ржавым ядерным арсеналом.

      После одного предвыборного выступления Навального к нему подошел кто-то и сказал: «Алексей, мне нравится, что вы говорите, и вы сами мне нравитесь. Но сначала станьте президентом, и тогда я за вас проголосую».

      Чтобы ввести демократию в России, нужно сперва стать царем. Но стать царем – это значит стать царем. Актер играет роль, но не может ее изменить.

      Для культуры на обозримое будущее РФ превратилась в зону радиоактивного заражения.

      Ректоры университетов, директора музеев и библиотек, режиссеры театров и кино, открыто выступив с поддержкой «СВО», сделали себя военными преступниками. Но им можно не переживать. Люстрации не будет, а в наказание на Страшном суде они не верят. Разумеется, поддерживая войну, они спасали свои музеи, библиотеки, театры. «Поцелуй злодею ручку да плюнь». Предавая себя, чтобы спасти театр, режиссер не сможет потом делать в театре то, к чему призван. Предательством нельзя спасти ни себя, ни театр.

      Культура – это форма существования человеческого достоинства.

      Можно отмыться от грязи и пота, но как отмыться от молчания? Где грань между молчанием во спасение и подлостью?

      Полураспад стронция длится 28 лет, цезия – 30 лет. Сколько длится полураспад подлости?

      Путинская война идет и против Украины, и против России. Культуру уничтожают. Страну уничтожают. Народ безмолвствует и привычно кладет голову на плаху со вздохом, что царю видней. Молчанию можно противопоставить только слово. Свободное слово – это уже акт сопротивления. В России можно или петь патриотические песни, или молчать. Или эмигрировать. Эмиграция – это акт сопротивления.

      Но и свободное русское слово, которое противостоит тюремной державе, – дышало ее воздухом. Необходимо выдохнуть из легких воздух, пропитанный испарениями рабских поколений. Нужно освобождаться от последышей империи в себе. Слова – это безотказная система распознавания «свой-чужой». «На Украине», «великая русская литература», «Прибалтика», «Московский улус». Нужно выхаркивать из себя империю, как словесную слизь.

      Может ли русская культура существовать вне территории? От эмиграции вековой давности нас отличает возможность пользоваться высокими технологиями. Я всегда думаю, каким потерянным, каким отрезанным от центров русской эмиграции – от Берлина, от Парижа – ощущал себя какой-нибудь литературный кружок в Харбине. А сейчас ты едешь в поезде в Африке и при наличии Wi-Fi находишься в центре русской культуры. Может быть, это шанс появиться «прекрасной России будущего», в которой есть Чехов и Рахманинов, но нет ни Путина, ни Пригожина. Эта страна находится в виртуальном мире. И возможно, что оффлайн она в принципе не может существовать.

      Моя Россия – это страна, объявившая независимость от державного сапога.

      Для этой страны не нужна легализация, не нужны паспорта. Она легитимна дыханием человека, который живет русской культурой. Столица русской культуры везде там, где мы, ее носители, потребители, создатели. По всему миру.

      Но сколько может жить язык в эмиграции? У нас есть опыт послереволюционного исхода: дети еще говорили по-русски, внуки – нет. У нас есть собственный опыт: дети с нами еще говорят по-русски, но будут ли внуки? Русских не хватает даже на третье поколение.

      У русской эмиграции нет основы, которая позволила евреям сохранить себя в течение тысячелетий. У евреев есть язык и Бог. У русских – только язык.

      Значит, слависты будут изучать литературу на мертвом языке, как латинисты?

      Население нашей исторической родины всегда будет производить родную речь, как кашу из волшебного горшочка, и никто не крикнет ему: «Не вари!» Приток свежей словесной крови из России не прекратится. В советской жиже завелись Бродский, Саша Соколов, Володя Шаров. Как река находит себе русло, так язык всегда найдет себе поэта.

      Русская культура – для чего?

      Вернуть достоинство русской литературе сможет только текст. Текст-искупление. И он должен быть написан не эмигрантом, а тем, кто сидел в окопе в Украине и задавал себе вопросы: кто я? Что я здесь делаю? Зачем эта война? Почему мы, русские, – фашисты?

      Будет ли этот текст написан? Бог весть.

      Михаил Шишкин – писатель

      Высказанные в рубрике «Право автора» мнения могут не отражать точку зрения редакции
      // https://dq04hljr8gknl.cloudfront.net/a/molchanie-naotmashj-mihail-shishkin-o-buduschem-russkoy-kuljtury/32613845.html

  11. https://youtu.be/0xSVUDpXCzo?si=w3Y30ikWTRi0_WWt
    YouTube
    THE KINGS AWAKENING | Epic Heroic Music Mix — Majestic Heroic Orchestral Music
    Reminiscent of the gallant tales of King Arthur and his knights. Stirring melodies and majestic rhythms intertwine to evoke valor, honor, and triumph.
    ************************************************************************

    https://proza.ru/2019/08/03/1270 — по Лучу. НАШ

    Всё. Конец связи. АУМ

    **************************************************************
    https://youtu.be/LjOiEH4OECw?si=hnKqwUzhH9DTqjrC
    YouTube
    Hans Zimmer Interstellar Piano & Violin Version 1 Hour

  12. https://youtu.be/LsmMC3E4wTI?si=zHrV2_1V-iuvJi-S
    Баев Евг. «Старые фотографии» (русская сюита) оркестр+хор

  13. https://www.youtube.com/watch?v=NlrwEwLSFVg

    «НЕСВЯТЫЕ СВЯТЫЕ» I часть (аудиокнига)

    Книга архимандрита Тихона (в миру — Георгия Шевкунова), представляет собой сборник реальных историй, иногда — грустных, иногда смешных, иногда — трогательных. Автор не стремится идеализировать своих героев, тем не менее, их человечность, духовность, теплота — эти качества необычайно важны писателю. Недаром эти истории используются отцом Тихоном в проповедях и беседах. Несмотря на то, что книга о людях «пришедших в монастырь», она заинтересует не только читателей разных убеждений и конфессий, но и просто светских людей.

    //Вера Надежда Любовь/2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Работает на Nirvana & WordPress.